Почему дети плохо относятся к родителям

Ох уж это извечный вопрос отцов и детей: Почему дети плохо относятся к родителям.

Я думаю, что не для кого не секрет, что к нам относятся так, как мы это позволяем, мы сами относимся к людям, исходя из собственного представления о себе и о мире.
Как мы относимся к себе точно также мы относимся к другим людям и миру вообще.
Отношение к себе, миру и людям складывается из того, как к нам относились в детстве наши родители.
Именно их отношение к нам и формировало наше отношение к себе и другим людям.
Человек миру отдает только то, что имеет внутри себя. Наша жизнь бумеранг, нам возвращается только то, что мы отдаем.
Отдавая любовь мы получаем любовь, оставаясь равнодушным мы получим равнодушие, предавая будем преданным кем то, оставляя, будем оставленными и мы.
Причиняя боль кому то, получим и сами её.

Очень часто я сталкиваюсь с ситуациями, когда родители в старости страдают от неуважительного отношения детей, а иногда даже с их открытой жестокостью.
Сколько историй, когда дети в старости просто издеваются над родителями, оставляя их без жилья, отбирая последние деньги.
Конечно же окружающие реагируют почти одинаково, осуждают и обвиняют неблагодарных детей.
Родители зачастую недоумевают, как так получалось, что отдавая всё ребёнку, иногда живя для детей, дети отвечают жестоким отношением к родителям.
Почему же так получается, что родители, которые дали жизнь ребёнку, дали “любовь” и практически всё, что у них было сталкиваются с плохим отношением собственных детей.

Почему некоторые дети плохо относятся к своим родителям?
Если детально разбирать каждый случай, то в ходе долгих исследований выясняется, что родители не осознавая, относились к ребёнку точно также, прикрывая своё жестокое или бесчувственное отношение заботой и любовью.

Одна моя клиентка жаловалась на свою маму, обижаясь на то, что как только в её жизни появляются проблемы мама сначала прикладывает все усилия чтобы помочь, а потом начинает злиться на неё и испытывать усталость от неё и её проблем.
Чувствуя такое отношение от близкого человека, она замыкалась в себе и погружалась глубоко в свои проблемы, отказываясь от помощи, ощущая свою отвергнутость, покинутость и ненужность, а в некоторых случаях даже предательство.
Она не могла понять, почему её мать так относилась к ней, хотя как ей казалось она делала всё для своей матери, стараясь ей во всём помогать и решать её проблемы.
Только через несколько лет в результате терапии она смогла осознать свои глубоко вытесненные чувства к матери.
Когда её мать заболела, то вместо жалости и желания помочь ей, она внутри себя чувствовала раздражение на мать и неверие в её заболевание.
Моя пациентка с удивлением обнаружила, что после нескольких жалоб своей матери на болезнь, она начинает чувствовать усталость от её жалоб и причитаний.
Она была удивлена, что в такие минуты у неё не возникало любви, жалости и человеческого, искреннего желания помочь.
Она выполняла всё, что нужно было для матери только из чувства долга.
Её сердце было не восприимчиво к материнским страданиям.
Чем больше она внутри себя чувствовала усталость и раздражение, тем сильнее прогрессировали симптомы болезни у мамы.
Она чувствовала, что её мать отчаянно нуждается в её внимании, заботе и любви.
И действительно её мать отчаянно нуждалась, чтобы с ней её дочь вела себя как с маленьким ребёнком, жалея, успокаивая её, обнимая и заботясь.
Моя же клиентка внутри себя чувствовала, что её мать просто над ней издевается и мучает её.
Её сердце было глухо для сострадания, жалости и любви.

Когда она рассказывала мне о своих чувствах к матери во время её болезни, она неожиданно переключилась на воспоминание из детства, как однажды мама заставила её убрать рано утром котят со двора, которые пищали и не давали ей спать (моя пациентка боялась всю свою жизнь брать в руки животных), на этом моменте она обрывает свой рассказ и говорит, что ничего дальше не помнит.
Хочу заметить, что после этого её мать рассказала ей, как её мать (бабушка моей пациентки) заставляла её ухаживать за цыплятами, которых та смертельно боялась.

Продолжая свой рассказ она начинает вспоминать другие подобные эпизоды из детства, как её мама совершенно не интересовалась её чувствами и страхами и очень часто заставляла делать вещи, которые вызывали у неё сильный страх или стыд.

Её мать не смотря на то, что всегда была заботливой, была глуха и невосприимчива к чувствам дочери.
Именно по этой причине дочь была невосприимчива к материнским страданиям и её болезни, мало того, она чувствовала точно такие же чувства, какие мать испытывала в ситуациях, когда дочь нуждалась в её помощи.
Осознав природу своего отношения к матери и поняв, что же чувствовала мать, когда она на глубоком уровне отвергала её страдания, она смогла открыть способность чувствовать любовь и сострадание.
Ей было не трудно понять и почувствовать через свои переживания и чувства, когда мать показывала ей своё раздражение и усталость, что чувствовала мать в минуты своих страданий. Она постепенно стала менять своё отношение к маме, открывая в своем сердце способность к искреннему состраданию и сопереживанию.

Жизненные уроки к нам приходят через мужчин и отношения, через родителей и отношения с ними и в конце концов через детей.

Когда в старости, оставшись в одиночестве кто-то из нас столкнётся с плохим отношением детей, с их равнодушием, неумением искренно сопереживать родителям, то это, наверное, будут последние уроки, которые мы можем пройти прежде, чем покинем эту жизнь.

Говорят, что любой человек приходящий в нашу жизнь приходит к нам не случайно.
В отношениях партнёр – это наше зеркало и через партнёра мы можем изучать себя и свой внутренний мир.
Наши дети – это наши самые ближайшие зеркала и через отношение детей к нам, через наши ощущения и чувства, что мы чувствуем в моменты ссор или на фоне общего их отношения, мы можем понимать чувства детей от наших действий или слов в прошлом.

Не только в отношениях с противоположенным полом есть возможность проходить кармические уроки, с родителями и детьми открываются точно такие же возможности.
Сталкиваясь с неуважительным отношением детей, с их равнодушием и плохим отношением, прежде всего задайте себе вопрос, как вы относились к детям, были ли вы достаточно хорошими родителями для них.
Если вы посвятили свою жизнь ребёнку, отказываясь от своих желаний и своей жизни, это не говорит о том, что вы были хорошей матерью.
Это с вашей точки зрения, а может быть вашему ребёнку совершенно не нужны были ваши жертвы и он бы хотел видеть прежде всего счастливой вас, открывая для себя возможность быть счастливым тоже.

Прежде чем обвинять детей в плохом к вам отношении подумайте, что вы сделали для того, что они стали такими.
Помните никогда не поздно поменять своё отношение к себе и своим детям, наполнить отношения любовью и терпением, и тогда не будет возникать вопрос: Почему дети плохо относятся к родителям

Мира, любви, добра вашему дому.

Ирина Гаврилова Демпси

Игнорируем, отвергаем, обесцениваем. Что мы делаем, когда дети себя «плохо» ведут

Всем нам — родителям, педагогам, воспитателям и учителям — очень комфортно, когда ребёнок спокоен, доволен, улыбается и смеётся. Никому не нравится, когда он грустит, плачет, вопит, скандалит и злится. Почему нас это так выводит и что с этим делать? Катерина Медведева предлагает в этом разобраться.

Ответ на вопрос «почему именно меня эти детские, плохие» эмоции раздражают» чаще всего неприятен. Возможно, кто-то подавляет некоторые эмоции в себе, не разрешает им выйти наружу по разным причинам, ставит запреты, а кто-то пытается не замечать слона в посудной лавке, потому что так проще…

Все мы действуем по-разному на нашей эмоциональной кухне. За более детальным ответом стоит обратиться к себе, поразмышлять, почитать литературу, поговорить с психологом. В контексте воспитания, возможно, причины не столь важны. Но важно обратить внимание на себя и собственное эмоциональное состояние, прежде чем мы начнём останавливать, критиковать, ругать ребёнка или что-то ему запрещать.

Поскольку я из тех, кого плачущие дети периодически раздражают, мне нужно было найти ответ на вопрос, что делать, когда ребёнок плачет, дерётся, кричит и тому подобное. В поисках ответа я нашла прекрасную книгу Джона Готтмана «Эмоциональный интеллект ребёнка».

Её однозначно стоит читать тем взрослым, которые злятся и раздражаются, когда ребёнок показывает «социально неприемлемые эмоции». Почему? Потому что там есть неплохой тест на выявление стиля эмоционального воспитания, после прохождения которого даются рекомендации, что делать, если у вас именно тот или иной подход к эмоциональному воспитанию. По мнению Джона Готтмана, существуют четыре стиля эмоционального воспитания.

1. Отвергающий родитель

Зачастую такие родители стараются, чтобы любые отрицательные эмоции ребёнка быстро прошли. Для прекращения всех этих «неудобных» эмоций родители обычно отвлекают ребёнка, стараются переключить на игрушку, какую-нибудь активность и прочее.

Родители, придерживающиеся подобного стиля эмоционального воспитания, считают детские чувства иррациональными и зачастую с ними не считаются. Они испытывают беспокойство, раздражение, страх и стыд, когда ребёнок сильно выражает свои эмоции.

Они заинтересованы в том, чтобы быстрее справиться с эмоцией, а не с причиной её появления, потому что концентрация на отрицательных эмоциях усложняет ситуацию, а не решает её. Здесь форма побеждает содержание.

2. Осуждающий родитель

Родители этого типа абсолютно уверены в том, что ребёнку необходимы границы. Здесь речь идёт об эмоциональных границах: ребёнку можно радоваться и не стоит плакать, грустить, страдать и злиться (а если стоит, то ограниченное количество времени).

Вышеперечисленные отрицательные эмоции должны контролироваться, а поведение ребёнка — соответствовать стандартам хорошего поведения. Он обязательно должен слушаться старших. Непоколебимо. Чаще всего родители подобного типа считают, что если ребёнок грустит или плачет, это всего-навсего его манипуляция, а отрицательные эмоции — штука непродуктивная и даже ненужная.

3. Не вмешивающийся родитель

Родители такого типа свободно принимают все эмоциональные выражения ребёнка. Обычно после принятия они предлагают утешение. Способны утешить, но они почти не рассказывают ребёнку о том, как нужно себя вести.

Они не устанавливают рамок и ограничений, всё разрешают, не учат детей решать проблемы. Этот тип придерживается убеждения, что управление негативными эмоциями происходит по принципу: высвободили эмоции — работа сделана.

4. «Эмоциональный» воспитатель

Такие родители смотрят на негативные эмоции ребёнка как на ресурс и возможность для сближения. «Эмоциональным» воспитателям очень легко находиться с ребёнком, который грустит, расстроен, плачет или сердится.

Родители, придерживающиеся данного стиля, осознают и ценят не только собственные эмоции, но и эмоции ребёнка. Они не тревожатся из-заих выражения, потому что знают что делать. Самое главное: подобные взрослые не чувствуют, что они должны всё решать за ребёнка. Они будут в позиции посредника между ребёнком и эмоцией.

Хочется сделать небольшую ремарку: деления на чёткие типы лично я на практике не наблюдала. Мы можем отвергать злость и гнев ребёнка и, к примеру, не вмешиваться, если ребёнку обидно, печально и грустно.

После прочтения про стили воспитания невольно задумываешься: что же делать, если ребёнок ведет себя «плохо»?

Сразу хочется отметить, что тут нет быстрого рецепта или лайфхака, который значительно облегчит жизнь. Есть шаги, следуя которым, со временем вы сможете развить эмоциональный интеллект ребёнка и укрепить взаимоотношения.

Вот, к примеру ситуация, с которой я не так давно столкнулась. Приходит ко мне Маша. Лицо всё красное и в слезах. У мягкой игрушечной собачки, которую она принесла с собой, оторвался хвост (сам и абсолютно случайно).

Что сделала я: успокоила («Маша не плачь, мы его сейчас пришьём») и, пришив хвост, отдала игрушку. Маша довольна, я довольна — вроде бы всё хорошо

Почему я поступила неправильно?

Своей оценкой того, что её слезы «по пустяку», я показала:

  • Маша, твоя проблема не имеет серьёзного значения;
  • нечего реветь по всяким мелочам;
  • мне (взрослой) лучше знать повод, по которому ты можешь расстраиваться.

Что я могла сделать?

  • Понять эмоцию ребёнка и отнестись к эмоции как к возможности для сближения и обучения («Маша, ты так расстроена и плачешь! Что случилось?»);
  • сочувственно выслушать ребёнка;
  • помочь правильно назвать свои эмоции («Наверное, это очень обидно и грустно, когда что-то происходит с твоими вещами»);
  • обозначить пределы переживаний, одновременно помогая решить проблему («Машунь, я прекрасно понимаю, что вся ситуация тебя очень огорчила. Давай попробуем как-нибудь тебе и твоей прекрасной игрушке помочь. Как это можно сделать?»).

Очень надеюсь, что на своих ошибках у меня (а может, и не только у меня) получится учиться и в будущем не принижать ценности детских проблем, чувств и переживаний. Дети пустят нас в свой мир, только если мы, взрослые, воздержимся от критики, перестанем обесценивать их чувства и не будем пытаться отвлечь их от цели. В конечном счёте нам ведь именно это и нужно.

Для чего? Для того, чтобы процесс воспитания был ориентирован на ребёнка и его развитие, а не на трансляцию страхов, запретов и ожиданий, которые есть у взрослого.

Ребенок закатывает истерики — поможем маме!

08 02 2017 Н.Лейкина Пока нет комментариев

В моей практике часто встречаются вопросы про детские истерики. Что делать, когда ребёнок закатывает истерики, почему девочка всё время плачет, как научить ребенка относится ко всему спокойнее? Сегодня я попытаюсь ответить всем сразу на наиболее популярные вопросы.

Как успокоить истерику, если она уже случилась?

Когда у ребенка истерика уже случилась, её можно только пережить. Уводим, чтобы успокоиться. В такие моменты у ребёнка возбуждается нервная система и нужно время для торможения. Самое важное, что вы можете сделать в этот момент — побыть с ребёнком наедине, уйти из общественных мест, просто БЫТЬ РЯДОМ.

И пробуйте проговаривать действия и чувства, ребенка и свои. Проговаривать нужно не только во время истерики, другие острые моменты, а и когда все хорошо. Это хорошая профилактика истерик. Ребёнок учится осознавать себя, чувствует вашу поддержку и понимание. Ему очень важно удовлетворение этой потребности — быть хорошим, быть понятым.

Говорить можно, например, так:

  • тебе это не понравилось;
  • тебе так понравилась машинка, что ты очень радуешься;
  • тебе понравился этот мальчик;
  • ты сейчас злишься, поэтому хмуришься или … ты дерешься.

Профилактика истерик

Бывают детки разной чувствительности. Но если спокойный прежде ребенок вдруг стал истерить — ищите причину! Возможно, вы входите в кризис, или перестали удовлетворяться первичные потребности ребенка в защите и принятии (переезд, появление братика или сестренки, ребенка отдали в детский сад…). Важное значение играют еда и режим. Рассмотрим некоторые провоцирующие истерику моменты.

1. Еда — это важно!

Проверьте ваше меню. Часто такая легкая возбудимость связана с продуктами питания. Иногда это реакция на зерновые, особенно, пшеницу, сладкое. Старайтесь, чтобы питание ребёнка было сбалансировано.

2. Принимаете ли вы чувства ребёнка?

Проговаривание детских чувств, о котором мы говорили выше, помогает ребенку понять себя и почувствовать, что мама его принимает таким, как он есть. Я советую вам послушать 2-й выпуск моих психологических зарисовок «про белую кошечку», если вы еще не слушали. Это как раз пример того, как истерику можно предотвратить.

Пример
Вопрос: Девочка 2,6 года. Стала невыносимо капризной, хотя такой всегда была, но сейчас особенно. Очень часто плачет, горькими слезами, если в чем-то отказали. После пробуждения утром и днем по полчаса хнычет, ношу на руках, чтоб успокоилась. Как помочь ей стать спокойней, чтобы она меньше рыдала и требовала все через слезы?

Ответ: Ребенок еще учится переживать фрустрацию, не умеет он это делать. Это те самые слёзы тщетности из теории привязанности Гордана Ньюфолда, замечательного практика, ориентированного на родителей. В его книгах подробно описаны слезы тщетности: что это такое, как мы их выплакиваем с ребенком, и как ребенок адаптируется к тому, что не может произойти, в том числе, если ему отказали.

Здесь бы я подумала про физиологический момент, с чем связано тяжелое пробуждение утром: есть ли аллергия у ребенка, может, что-то его беспокоит, это важно знать. Например, у моего ребенка капризность у младшего была связана с нарушением пищеварения, и пока мы эту проблему не решили, ребенок был очень капризный.

3. Смена обстановки, утрата чувства безопасности

Дети консервативны. Они привыкают к установленному порядку и любое отклонение от него ощущают как угрозу собственной безопасности. Что это может быть? Рождается братик или сестрёнка , семья переезжает в другой город, мама выходит на работу, а ребёнка отдают в детский сад. Если мама вынуждена уйти — возле ребёнка обязательно должен оставаться значимый для него, любимый взрослый.

Рассмотрим пример.

Вопрос: Дочке два с половиной года. На улице-очень любит находиться с другими детьми, мама особо не нужна. Подскажите, пожалуйста, почему она не хочет ходить в садик? Истерика начинается при входе в группу.

Ответ: 2,5 года это еще очень мало. В этом возрасте самое важное в детском саду не сверстники, а воспитатель. Какие у нее отношения с воспитателем? Привязан ли ребенок к нему? Самое главное — наладить связь с воспитателем. Ребенку сложно оставаться в коллективе без мамы, ему ещё нужно сопровождение взрослого. Когда мама уходит, то её заменяет воспитатель. То есть мама как бы передает дочку другому взрослому, а не в группу детей. Слёзы — это совершенно нормальная реакция в 2,5 года при входе в группу. Чем-то ей там плохо. Она себя чувствует неуверенно, что-то не нравится.

4. Кризис 3-х лет

Кризисы — это признаки развития, перехода психики ребёнка в качественно новое состояние. Их не надо бояться, но надо быть готовым к учащению истерик или агрессии в эти периоды. И постарайтесь помочь ребёнку эти моменты пережить, окружив его пониманием.

Кризис трёх лет — это переход ребёнка к самостоятельности, возраст непослушания. Отстаивания своего Я. И он истерит или дерётся, щиплется, если отстоять себя иначе не получается.

Вопросы:

1. Дочке 3 года. Когда она боится, переживает или просто обеспокоена (находится в новом месте, читает в книге напряженную сцену и т.д.), то постоянно щипает себя или родителей. За шею и на сгибе локтя. В 2 года было то же самое, но потом прошло, а сейчас с новой силой. Не может сидеть спокойно, даже если просто радуется, подбегает и щипает родителей или просто пальцами проводит в семье локтя. Очень беспокоит этот момент.

2. Все та же дочка, очень сложно реагирует на ситуации, когда что-то идёт не по её сценарию. Раньше списывала на возраст, но прошёл уже год и адаптации не происходит. Увидела, что братик играет в ниточку, дайте мне такую же. Увидела на площадке новую игрушку, хочу такую же. Хочет чай, если мама моментально не встала — истерика. Кидается на пол, кричит. Иногда проявляет агрессию, вталкивается, бросается игрушкой, если с ней делаться. Не знаем, как донести социально приемлемое поведение.

Ответ: Хороший вопрос для такого возраста. Здесь есть два основных момента.

Во-первых, родился младший братик, когда ребенок был в кризисе. Девочке было сложно прожить благоприятно этот период, наложилась ревность. Вероятно, это повлияло на то, что адаптация затянулась на год.

Второй момент: 3 года — это еще очень мало, чтобы уметь регулировать себя. Я всех мам деток 2-3 лет предупреждаю, что до 5 лет у вас один ребенок, а после 5 лет наступает другой период. И ещё раз все изменится после кризиса 7 лет. Если у вас есть дети школьники — вы меня поймёте.

В 3 года нормально бояться новых мест, напряженных сцен в книгах, мультиках или в жизни, и переживать из-за этого. Когда ребенок щиплет себя, он помогает себе пережить напряженные ситуации.

Если это не пройдет, то я бы порекомендовала обратиться к психофизиологу или нейропсихологу, потому что нужна будет профессиональная помощь: ребенок не справился.

Нужно понимать, что у дошкольника психика только формируется и ребенок в этом возрасте переживает все через тело. Это можно увидеть, когда ребенок сначала дерется, а потом сообщает, что злится. Чтобы перейти на на вербальный уровень, ребенку нужно время. Я предлагаю в минуты переживания давать больше контакта: обнимать, причем довольно сильно, плотно, чтобы она чувствовала телесность, и обязательно говорить такие слова: я с тобой, мы вместе, мы это переживем. Это по первому вопросу.

Напрямую запрещать щипаться не нужно, иначе вы закрепите это поведение. Советую поработать с этим «в обход». Всегда озвучиваем чувства переживания дочки: «Ты так переживаешь сильно, так испугалась, что даже щипаешь меня (или себя)», то есть описываем действия ребенка.

И обогащаем среду развития: игра, рисование, лепка, подвижные игры и занятия, потому, что ничто так не развивает ребенка и его ощущение себя, своего я, инициативности, как игра. Вы знаете, я очень глубоко занимаюсь игровой деятельностью и вижу как расцветает ребёнок, когда мама начинает с ним увлечённо играть, то есть говорить на его языке. Это помогает легче пережить кризис трех лет, выйти из многих невротических состояний.

Это касается и второго вопроса. Дочка пока опирается не на себя, а на поле, которое её окружает. Как будто бы она не знает своих желаний, не понимает себя. Увидела, что братик играет с ниточкой, дайте мне такую же, увидела ложку, хочу такую же. Мама не встала, истерика. Это про двухлетку, скорее всего. Агрессия нормальна в этом возрасте. Ребёнок начинает — Мама подхватывает.

Истерики, капризы, злость ребёнка очень чувствительны для мамы. Как же иначе? Она изо всех сил хочет быть хорошей, самой лучшей, а тут…

Во-первых, важно понимать, что происходит и почему.

Вопрос: Моему сыну Олегу 2,4 г. Очень активный малыш, сорвиголова. Проблема, что часто сердится и бьет меня и папу. Говорим, что так делать нельзя, держим руку. Я сама иногда срываюсь на ребёнка, когда уже не могу сдерживаться. У меня ощущение того, что он не понимает, что нам больно, и его забавляет это. В детской группе тоже может стукнуть ребенка, при этом знает, что это плохо.

Ответ: Конечно, в этом возрасте дети дерутся, агрессируют, очень сильно сердятся и сразу бьют. Связано это с тем, что ребенок переживает еще очень сильно все телесно, не может сказать словами, что чувствует. И у меня двое таких детей было: старший кусался, младший дрался. Связано также и с незрелостью головного мозга, с тем, что плохо себя понимает, что не умеет переживать фрустрацию, не умеет сказать об этом.

Частая ошибка взрослых в том, что им кажется: достаточно объяснить и ребёнок исправится. Нет, этого не достаточно. Здесь нужно проговаривание ситуации, действий ребенка, чувств и собственных чувств и действий. Это очень важно для будущего. Важно отделять намерения ребенка от его действий. Результат наступает не сразу, но такое проговаривание помогает созревать мозгу, помогает образовываться нервным связям: ребенок научается не бить, он переводит свой индекс телесности на вербализацию. У кого есть сложности с агрессией и злостью, предлагаю пройти тренинг «Приручи дракона злости».

Во-вторых, нужно поработать со своими собственными срывами родителям, потому, что если еще и мы срываемся, то получается мы со своей взрослой позиции съезжаем в свою детскую позицию и ребенку уже ничем не можем помочь, нам бы кто помог в этой ситуации.

Если мама злится и агрессивно реагирует, то здесь надо маме поработать с этим, маме укрепиться. Я думаю еще, что мама злится, потому, что не знает, что происходит и на собственное бессилие реагирует злостью и агрессией.

Или мама очень устала и перегружена, тогда надо пересмотреть ритм жизни мамы.

Если истерики участились и вы чувствуете, что не справляетесь, то вам можно обратиться к психологу, чтобы вас поддержали, помогли. Детский психолог предоставляет терапевтическое пространство для ребенка, чтобы помочь ему вырасти из своих истерик. Вам подойдёт, скорее всего психофизилог или нейропсихолог, для того чтобы посмотреть психологическую составляющую.

Поделитесь записью

Почему ребенок хуже всего ведет себя с мамой

Екатерина Бурмистрова. Фото Ивана Джабира

Кого ребенок любит – тому от него и достается

Один из самых частых запросов родителей в консультировании звучит так: почему мой ребенок ведет себя со мной хуже всего? Он прекрасно ведет себя в саду. К нему нет вопросов у педагогов на занятиях. Няня говорит: «У нас с ним нет никаких проблем». И только с мамой – в основном это адресовано маме – ребенок ведет себя просто ужасно. Часто родители, особенно если это первенец, не понимают, в чем же тут дело.

Очень распространена такая тенденция: если что-то происходит не так, значит, виноваты именно мы, родители. Я, мама, сделала что-то неправильно, поэтому ребенок так сложно себя ведет.

Есть одно простое правило в психологии детско-родительских отношений: ребенок ведет себя хуже всего именно с тем, кого больше всего любит. Вернее, с кем наиболее близкие и доверительные отношения. Если вы столкнулись с феноменом, когда ваш ребенок ведет себя хуже всего именно с вами – радуйтесь, вы создали ему тот самый базовый уровень доверия, о котором так модно упоминать в современной теории привязанности. Это, действительно, здоровые отношения с мамой.

Если ребенок при маме ходит по струнке, а всё плохое поведение выдает, скажем, няне или бабушке, то вот это поведение должно вызывать гораздо большее напряжение. Значит, он с мамой собран, он с мамой, что называется, «в офисном костюме». Но это редкий случай, для этого нужно работать не просто full time, а вообще всё время. И совсем мало видеть ребенка.

Такой тип поведения бывает у ребенка в тех семьях, где есть две няни, которые работают через сутки, а родители его видят по выходным. С моей точки зрения, к счастью, в России таких семей не очень много. Наша же стандартная ситуация обычно такая: мама самый близкий ребенку человек, а ребенок с ней хуже всего себя ведет.

Объяснение такое: да, ребенок с мамой ведет себя хуже, потому что может позволить себе не контролировать свое поведение и эмоции, хотя с другими людьми он уже научился себя контролировать и даже делает это систематически. Это первая причина.

Ребенок – это хамелеон

Вторая причина, по которой дети могут хуже себя вести, и опять же именно с мамой, такая: ребенок – это универсальный радар и стопроцентный хамелеон в плане эмоциональных реакций. Мы сейчас говорим о дошкольнике, вернее, о ребенке до шести лет, потому что ближе к этому возрасту начинают вызревать другие механизмы, и такое поведение отходит на задний план.

Ребенок – это хамелеон, и это один из механизмов развития, совершенствования и обучения. Пока ребенок мал, 80% обучения для него – это имитация: ребенок имитирует мамину походку, движение взрослого ложкой, отцовское поведение. Иногда от этой имитации большие разрушения в хозяйстве, потому что ребенок сымитировал, скажем, работу на компьютере и «отрубил» вам системный блок. Или что-нибудь кулинарное – и рассыпал по всей кухне муку. Именно этот уровень поведенческой имитации мы видим и даже можем над этим посмеяться, если не слишком перегружены и не очень нервничаем.

Уровень эмоциональной имитации обычный родитель видит гораздо хуже. Когда ребенок плохо себя ведет при приходе мамы, а до этого с другим взрослым вел себя хорошо, – это очень наглядная иллюстрация автоматического хамелеонства.

Скажем, ребенок весь день был с бабушкой, у них всё было прекрасно. За это время ребенок подстроился под бабушкин тип реакций, ее требования, скорость, речевые обороты, под то, чем бабушка довольна и недовольна. Он стал фиолетовый в крапинку. Это происходит не на уровне понимания, а на уровне ощущений. Он это делает без мысли, как растение поворачивается к свету, как собака или кот приходят жалеть или лечить хозяина.

Вот он подстроился, и тут пришла мама, а вместе с ней и другая система координат, требований и эмоциональных ожиданий, другая система реакций на то или иное поведение, на те или другие слова. А ребенок всё еще фиолетовый в крапинку, он не успел стать снова красненьким в полосочку.

У ребенка на какое-то время включается просто клин: одновременно работают две системы координат. Поэтому он теряется, и одна из возможностей выйти из этой растерянности – провокативное поведение. Это всё происходит не на уровне осознавания, это истерика, поведенческий сбой.

Я – плохая мама

Как только родители перестанут думать, что это поведение ребенка обращено на них, и что именно они виноваты в том, что произошло, откроется огромный арсенал возможностей и реакций. Потому что типичная внутренняя логика: я – плохая мама. Еще бабушка может подлить масла в огонь: «Я же прекрасно с ним справлялась», «У нас так мило прошел день», «Мы с ним всегда ладим, ну что же ты делаешь такое, что у тебя ребенок сразу заплакал?»

В некоторых случаях нужно просто пропускать эту эмоциональную волну. Эта метафора связана для меня с образом из детства, когда маленькими мы прыгали на волнах. (Большие тоже любят прыгать на безопасных волнах внутреннего моря, когда слегка штормит). Для того, чтобы начать прыгать, нужно переждать одну волну и под нее поднырнуть. И дальше уже оказываешься в комфортном, вполне безопасном пространстве.

То же самое с эмоциональными реакциями ребенка. Если только мы чуть-чуть подождем и не опасно отстранимся, не станем холодными, а отойдем на пару шагов, то ребенок перестроится. Скорее всего, из поведенческого сбоя он выйдет сам, а даже если и застрянет в нем, мы можем ему помочь словами: «Ты так сейчас шалишь, что я понимаю, что ты по мне очень скучал». Переждать волну и сделать возможной перемену в цвете – ребенок из фиолетового в крапинку станет вновь красненьким в полосочку.

Если контраст между бабушкой и мамой слишком большой, то реакции такого типа бывают очень сильными. Тогда нужно устраивать так, чтобы ребенка буквально моментально передавать с рук на руки. Потому что ребенка так и будет клинить, если мама с бабушкой сядут пить чай.

Выделенная линия общения с каждым взрослым

Бывает, нужно смириться с тем, что какой-то период времени поведение ребенка будет неконтролируемым и непрогнозируемым. Лучше дверь в дверь – один пришел, другой вышел. И мама еще какое-то время должна подождать, пока ребенок вернется в норму, превратится в свой цвет.

Имеет смысл вообще держать в голове такую картинку: с каждым взрослым, который к ребенку имеет тесное жизненное отношение, у него будет своя линия поведения, выделенная линия общения.

У ребенка должна быть выделенная линия общения с бабушкой, с няней. В основном это бывает с бабушками и дедушками, но и разведенные папы тоже на выделенной линии висят. Это свои особенные отношения, которые отличаются от отношений с мамой, которые развиваются по другим законам, в которых ребенок другой, ведь в каждых близких отношениях человек проявляется по-разному.

Такие отношения не будут опасными, при условии, что со стороны мамы они не будут вызывать ревности, отпора, агрессии, диктата. Ведь если мама достаточно времени проводит с ребенком, отношения с ней останутся для него самыми главными и доверительными, в них больше всего можно. Если дать ребенку разрешение быть другим и быть с другими в каком-то пространстве, это только пойдет всем на пользу.

Если ребенок совершенно другим голосом и с другими интонациями говорит с бабушкой и, возможно, ею командует и даже манипулирует, то он ведет себя так, потому что для бабушки это нормально, бабушка это разрешает, у них развивается своя, вполне гармоничная история.

В отношениях с разведенным папой, конечно, всё не настолько спокойно и безопасно, тут гораздо сложнее дать выделенную линию. Но в отношениях со старшими родственниками, в чьих добрых намерениях вы не сомневаетесь, вполне просто позволить отдельный формат. Выделенная линия общения будет с первым учителем, если он окажется человечным. А потом ребенок сможет сформировать свою историю общения с друзьями.

Подготовила Тамара Амелина

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *