Один из главных символов Пермского края – пермская деревянная скульптура («пермские боги»). Это поистине уникальная скульптура, не имеющая аналогов более нигде.

Пермская деревянная скульптура была распространена в церквях на севере Пермской губернии в XVII – XIX веках. Местные народы, издавна придерживавшиеся язычества, даже перейдя в православие, не смогли поклоняться плоским иконам. Поэтому они вырезали из дерева фигуры Иисуса и других святых, по сути продолжая традицию поклоняться деревянным идолам. Такие объемные изображения были им куда ближе.

Несмотря на запреты деревянных религиозных скульптур церковными властями (православная церковь считает, что объемные изображение святых каким-то образом оскверняет святой дух), «деревянные боги» на протяжении нескольких веков лишь множились в церквях Урала, в местностях, где жили коми-пермяки. Вопреки указам сверху местные священники, боясь потерять свою паству, не сжигали деревянных Иисусов и не расправлялись с изготовлявшими их искусными мастерами, как это часто бывало в борьбе со старообрядцами.

Специалисты отмечают в пермской деревянной скульптуре монументальность художественных решений, яркую образность, высокую эмоциональность и недюжинное мастерство. Вырезавшие скульптуры мастера словно вложили в свое творение всю свою душу, создав настоящие шедевры.

Лица деревянных богов полны муки, жертвенности. При этом внешность вырезанных из дерева православных святых имеет явно выраженные коми-пермяцкие черты. Их отличают широкие скулы и азиатские глаза.

Самым распространенным образом Иисуса Христа в пермской деревянной скульптуре стал так называемый Спас в темнице (или Спас полуночный). Этот образ показывает сидящего Иисуса с терновым венком на голове незадолго до распятия на Голгофе. Обычно эту скульптуру помещали в церкви в некое подобие темниц, сколоченных из дерева. Некоторые скульптуры выполнены в натуральную величину.

Также, помимо Иисуса Христа, большим почетом среди пермяков пользовался Николай Чудотворец.

Коми-пермяки относились к скульптурам с трогательной любовью и трепетом. Они одевали и обували деревянных богов, как живых, приносили им угощения и дары. Пермяки верили, что по ночам скульптуры оживали и ходили по храму, поэтому регулярно меняли им обувь.

Богатой коллекции «пермских богов» мы должны быть обязаны Николаю Серебренникову. В 1920-е годы он организовал несколько экспедиций по старинным селам на севере Пермской области для сбора уникальных скульптур. Экспедиции были очень не простыми. Как вспоминал сам Серебренников, «во все поездки пришлось проехать 5083 версты, из них 2059 верст лошадьми, 2105 пароходом и 919 верст железной дорогой». Всего за шесть экспедиций было собрано 195 скульптур! И это не считая различных других старинных изделий.

Первая выставка собранных Серебренниковым деревянных скульптур открылась в Перми 27 апреля 1924 года, вызвав большой интерес.

Если бы не Серебренников, то «пермских богов», как и прочую церковную утварь, ждала бы печальная участь быть поглощенными в огне во времена борьбы с религией.

Самая большая в мире коллекция пермской деревянной скульптуры находится, как и положено, в Перми – в Пермской художественной галерее. В настоящее время в коллекции Пермской галереи около 370 резных изображений.

В 1928 году нарком просвещения А.В. Луначарский в рамках визита в Пермь посетил выставку пермской деревянной скульптуры, которая привела его в восторг. Вот что он написал об увиденном:

«Посетил художественную часть Пермского музея. Совершенно потрясающее впечатление производит богатейшая коллекция деревянных скульптур. Это ново, необычайно интересно с художественной и культурно-исторический точки зрения и в то же время поражает своей художественной силой как в смысле своеобразного мастерства техники, так и по силе психологической выразительности».

В 2010 году часть уникальной коллекции экспонировалась во Франции. Выставка пользовалась огромным интересом среди французов. Однако многие известные пермяки высказывались категорически против такой поездки «пермских богов» заграницу, боясь их утраты и порчи в пути. Однако недавно все боги благополучно вернулись на свою родину.

Пермская художественная галерея была открыта в 1936 году. Безусловно, главная «фишка» музея – пермская деревянная скульптура. Но в картинной галерее есть и другие интересные экспонаты. Посетители увидят здесь множество образцов живописи, графики, декоративно-прикладного и народного искусства как России, так и других стран мира. К слову, коллекция Пермской галереи составляет почти 43 тысячи единиц хранения.

Спасо-Преображенский собор с колокольней, в котором находится Пермская художественная галерея, – главный символ города Перми, памятник архитектуры XIX века. Отсюда открывается красивый вид на реку Каму и набережную.

Поездка в город Пермь — отличный познавательный маршрут выходного дня. Пермь называет себя главной культурной столицей России. Здесь проходит много интереснейших культурных событий и поездку сюда можно совместить с посещением одного из них. Описания и программу самых ярких событий можно найти на нашем сайте в разделе «Календарь событий».

Также рекомендуем посмотреть другие достопримечательности Перми, посетить музей истории Мотовилихинских заводов. Можно также побывать на Камской ГЭС, посмотреть Камское море и насладиться открывающимся видом на мысе Стрелка — на месте слияния рек Кама и Чусовая. Кстати, по мнению астролога Павла Глобы, именно здесь родился легендарный Заратустра…

По пути можно посетить архитектурно-этнографический музей «Хохловка», музей политических репрессий «Пермь-36» близ города Чусовой, Белогорский монастырь, Кунгурскую ледяную пещеру и водопад Плакун.

Пермская художественная галерея на карте:

Интересно? Расскажи друзьям! Нам нужна ваша помощь! Проект «Наш Урал» долгое время существовал на деньги от продажи наших книг. К сожалению, бумажные книги пользуются с каждым годом все меньшим успехом. Если вам хочется, чтобы в регионе был такой портал, как «Наш Урал», поддержите нас финансово. Любая помощь от вас будет ценной, а из капелек дождя сначала образуются ручейки, а потом мощные реки, которые впадают в моря. Спасибо Вам!

«Христос в темнице». Пермская деревянная скульптура

…Одно из самых ранних впечатлений связано с этим местом.
В четыре года первый раз за руку с мамой поднималась по высокой лестнице, казавшейся бесконечной, под самый свод Спасо-Преображенского кафедрального собора в Перми. Мы шли, конечно же, не в храм, а в Пермскую художественную галерею. В годы после революции величественное, красивое строение, напоминавшее стрельчатой колокольней Петропавловский собор в Петербурге, было передано властями музейным работникам для устройства в его стенах экспозиции картин и предметов искусства. Благодаря этому собор не подвергся уничтожению, как десятки других городских церквей, и с этого времени высокий в несколько этажей старинный пыскорский иконостас служил «фоном» для размещенной на последнем этаже галереи коллекции деревянной
скульптуры.

Именно там я впервые услышала о Христе и увидела Его облик. История земной жизни Спасителя была не похожа на сказку. Даже тогда для детского сознания было ясно, что придумать «легенду» о распятии и о муках на кресте, подробности о терновом венце и о бичевании невозможно. Вопрос-утверждение: «Это правда? Это было…» не получил ответа. Мать не произнесла ничего, но по тому, как она взяла меня за руку, как подводила от одной скульптуры к другой, чуть слышно, шепотом поясняя что-то, осталось чувство того, что все точно так. И в последующие годы экспозицию мы нередко проходили быстрым шагом, зная, что впереди главное, а иногда одним кивком
договаривались: «Сразу – в “деревянную скульптуру”».

Неканоничные произведения

Пермская коллекция деревянной скульптуры уникальна. Необычность ее не столько в «жанре» – в раннем христианском искусстве скульптура встречается, – сколько в цельности, исключительной выразительности образов и богатстве этого музейного собрания. В других городах России – Пскове, Новгороде, Переславле Залесском, Вологде и Архангельске – удавалось найти до нескольких десятков образцов деревянной скульптуры, в Пермской губернии их оказалось более двухсот. В современную экспозицию включено далеко не все.

Разные по стилю, высокие с человеческий рост и миниатюрные объемные изображения представляют образы Христа, Богородицы, Архангелов и святых. Есть в этом собрании и традиционные храмовые распятия. Но все же большая часть произведений пермских мастеров, является неканоническими. Стоит напомнить, что в XVI веке Стоглавый собор запретил объемное изображение Христа как плотское, смутительное, а два века спустя святейший Синод (в 1722 и в 1767 гг.) подтвердил это решение: «Иконы резные или истесанные и изваянные запретить».

Однако в строгановских землях, особенно на севере, скульптурные изображения долго еще сохранялись. И это было связано отнюдь не с эстетическими предпочтениями приходского духовенства и не с почитанием самих изображений наравне с иконами, а с условиями, в которых велась евангельская проповедь. Население Прикамья было чрезвычайно пестрым по составу. Русские поселения соседствовали с татарскими, коми-пермяцкими, зырянскими, марийскими и удмуртскими. Настоящая миссионерская деятельность здесь стала возможна лишь в процессе колонизации после включения покоренных территорий в состав государства Российского. Языческие же культы были укорененными и имели широкое распространение. Вот почему объемные изображения при подавляющей неграмотности крестьян оказались понятней, доступней для восприятия новых членов Церкви, обращенных из язычников.

Со стороны священнослужителей такого рода «снисхождение» было частью битвы за души. Как было вести себя приходскому священнику, когда местный резчик, потрясенный историей Христа, вырезал из дерева не столбовое изображение языческого «божества», как прежде, а увиденный им на иконе земной облик Спасителя, стараясь передать с помощью пластики невыносимость Его страданий? Даже самый строгий зритель едва ли найдет в этих скульптурах нечто чувственное: наиболее распространенным оказался сюжет «Христос в темнице». Поруганный, униженный, избитый, в терновом венце, истекающий кровью. Отвергнуть, запретить?
Творчество резчиков служило выражением сопричастности, и одновременно было своеобразной проповедью. Непросвещенным, а иногда и почти не говорившим по-русски, «полунемым» односельчанам мастер мог просто показать, как это было.


XVIII в.(Из часовни в пос. Пашия Горнозаводского района)


XVIII в. (И церкви Воскресения Христова в г. Соликамске)

И традиция скульптурного украшения храмов привилась, неофициально, полулегально. Со временем в некоторых местах от объемных изображений отказались, и произведения народных мастеров (во избежание поругания) перемещались из храмов в подсобные помещения.

Деревянная скульптура представляла интерес не только с художественной точки зрения, но и с исторической. В ней отразилось то, как происходило «усвоение», «присвоение» Христа недавними язычниками. Самые впечатляющее в пермской коллекции – те образы, в которых прослеживаются черты местных народов. Есть среди них «Христос с лицом татарина», «Христос» в образе крестьянина коми-пермяка в синеном шабуре с опояской. Создатели скульптуры, вольно или невольно, сумели передать главное: жертва Спасителя была жертвой за мир…

Начало XIX в.

(Из церкви Преображения с.Усть-Косьва Ильинского района)

«В свете декрета»

Интересна и история формирования коллекции. Собиратель ее был человеком сугубо светским, искренне увлеченным музейным делом и историей искусства. Имя его Николай Николаевич Серебренников. Впрочем, интерес к храмовой деревянной скульптуре возник у него не случайно: отец его был священником из села Верхние Муллы, расположенного неподалеку от Перми. Революция многое «перепутала». В вихре гражданской войны Серебренников побывал в рядах Белой армии, а затем в эвакуации в Сибири, где–то в районе Ачинска, перешел на сторону «красных».

В начале 20-х годов вместе с руководителем музейного дела в Прикамье А.К. Сыропятовым Н.Н. Серебренников предпринял первые шаги к осуществлению своей мечты
– создать коллекцию церковного искусства, где была бы представлена и пермская деревянная скульптура.

Возможно, никакой коллекции и не было бы, если бы не «случай». Как-то в 1922-м году, возвращаясь домой под вечер, Серебренников свернул в сторону старой кладбищенской часовни села Ильинское, двери которой оказались раскрыты нараспашку. В темном помещении его внимание привлекли пять скульптурных изображений, которые тут же с разрешения местного исполкома были перенесены в ильинский музей.

Сведений о скульптуре в церковном архиве не нашлось. Но в дореволюционных изданиях удалось обнаружить немало упоминаний о художественной и исторической
значимости деревянной скульптуры. Серебренников уже не сомневался: пермскую деревянную скульптуру необходимо тщательно изучать. Дореволюционные справочники и путеводители позволили продумать и маршруты будущих экспедиций. В период с 1923-го по 1926 гг. их было предпринято шесть: Чердынский и Соликамский уезды, села и деревни Пермского, Коми-Пермяцкого и Верхнекамского округов.

Об обстановке, в которой происходили эти экспедиции, свидетельствуют воспоминания самих участников. Исследователей обычно «охраняли» сельские комсомольцы, представители милиции и местных органов Советской власти. Председатели сельсоветов и волостных исполкомов присутствовали и при осмотре храмов.

Дело в том, что «научный интерес» участников экспедиций не ограничивался только деревянной скульптурой. Старинные ценные иконы, кресты, фелони, покрова,
церковные сосуды… Источник лаконично констатирует: «неохотно расставались с ними церковники».


Семен Хромой. «Рождество Иоанна Предтечи» Конец XVI в. (Из церкви с. Орла Усольского района)


Истома Савин Конец XVI — начало XVII в. (Из церкви с. Орла Усольского района)


Складень трехстворчатый: Богоматерь Владимирская, с праздниками в
18-ти клеймах и 10-ю ликами святых на створках.1603 г. (Из церкви Похвалы
Пресвятой Богородицы с. Орла Усольского района)

Экспедиции эти, по сути, стали практическим воплощением декрета 1918-го года. В литературе 70-х годов упоминается о «недружелюбном приеме экспедиций местным населением», о случаях сопротивления реквизициям и о попытках «сокрытия» наиболее ценных святынь. Среди прочего, простодушно говорится и о том, что А.К. Сыропятову приходилось «усмирять» своих «темпераментных помощников», «разъясняя крестьянам и членам церковного совета суть декрета об отделении церкви от государства».

Успех экспедиций в этих случаях не определялся достижением взаимопонимания: ценности, среди которых были и имеющие богослужебное значение, изымались в
формальном порядке как «принадлежащее государству имущество». Принимавший участие в одной из экспедиций известный художник И.Э. Грабарь писал жене:
«Серебренников производит операцию “изъятия” в Пермский музей, что у него может и сорваться, несмотря на захваченные с собой наши “декреты и инструкции”
и бумаги от Верхнекамского окр. исполкома». Письмо заканчивалось уведомлением: «Кончилось благополучно; двенадцать первоклассных вещей, в том числе и икон,
вывезли».

Только из Чердыни в Пермь было доставлено 100 пудов памятников церковного искусства. Среди «трофеев» экспедиции по Соликамскому уезду оказались иконы из
Благовещенской церкви села Орел – «Богоматерь Владимирская», «Рождество Иоанна Предтечи», скульптура «Николай Можайский». Из Ныроба была привезена объемная
резная икона «Параскевы Пятницы».

«Никола Можайский» «Параскева Пятница» Cер. XVIII в. XVII в. (Из церкви Благовещения с. Покча Чердынского района) (Из церкви в Ныробе)

Слово

Для организаторов экспедиций художественное значение деревянной скульптуры и икон было бесспорно, но предстояло продумать, как представить коллекцию в рамках официальной идеологии? И выход был найден: зал, где она размещалась, стал частью экспозиции …»антирелигиозного искусства». В 20-е – 30-е годы под сводами музейного помещения пятиконечной звездой запестрели натяжные плакаты: «новый коммунистический быт – против религиозной безграмотности!»,
«борьба против религии – борьба за светлое будущее!»…

Частью работы сотрудников стали «разъяснительные беседы» с посетителями. Основной аргумент против «пережитков прошлого» несложен: каждый народ «придумывает себе бога по своему образу и подобию»: вот, как видят его коми-пермяки, а вот, как татары… Обращалось внимание и на то, что «в страданиях “вымышленного бога” легко прочитываются страдания угнетенных народных масс Прикамья». Превратная логика: как будто не один и тот же Христос привлек к Себе любовью татарских и коми-пермяцких мастеров; как будто близость Спасителя всем скорбящим и Его правду можно заменить справедливостью в духе классовой теории…

XVIII в. (Из часовни при кладбищенской церкви Св. Жен-мироносиц г. Соликамска)

«Органы» могли быть довольны. Выставка служила «идеологическим подкреплением» яростной политики в отношении Православной Церкви. В 20-е — 30-е годы Пермская епархия понесла внушительные потери, равных которым в России почти не было. Мученическую кончину приняли архиепископ Андроник (Никольский) и викарный епископ Соликамский Феофан (Ильменский)*. Открытая евангельская проповедь была в те годы практически невозможна.

Однако «средства человеческие» не всесильны: работа экспозиции имела и результаты, противоположные цели организаторов: раздел церковного искусства
годами привлекал людей, для которых посещение «галереи» было единственной возможностью без опасения последствий для себя и своих близких помолиться возле
благодатных икон, принести к подножию Креста Господня свои переживания и скорби.

…И однажды для всей России наступило время перемен. Однако парадигма «завоеваний революции» оказалась удивительно стойкой. Вот уже несколько лет
Пермская епархия пытается вернуть Спасо-Преображенский кафедральный собор. Аргументы светских властей неизменны: «в городе нет помещения, достойного
уникальной художественной коллекции». И действительно, часть «экспонатов» из раздела «христианское искусство» – иконы, распятия и сам иконостас – трудно представить вне этих стен. Однако и о передаче святынь Церкви речи пока не идет. «Пленником прошлого» остается и старинное городское кладбище,
прилегающее к архиерейскому дому – место упокоения священников, почетных граждан**. Для того, чтобы искоренить саму память о людях уважаемых, внушающих чувство благодарности, после революции на этом месте был построен… зоопарк, действующий и поныне.

Но что бы ни происходило за эти десятилетия, до какого безумия не доходил бы мир, на самой высокой точке Комсомольского проспекта, под сводами Преображенского кафедрального собора, «Христос в терновом венце» сидел на темничном камне, как на Престоле Славы. Даже среди молчания Истина напоминала о Себе средствами неканонического искусства.

Двадцатидвухметровый позолоченный иконостас
из кедра Пермского Спасо-Преображенского кафедрального собора, был привезен из Пыскорского монастыря, а выполнен в XVII веке в Москве.

* Архиепископ Андроник (Никольский) в июне 1918 г. был заживо погребен чекистами неподалеку от Перми. А викарный епископ Феофана в декабре того же года, за несколько дней до занятия города войсками адмирала А.В. Колчака, был подвергнут изощренным мучениям: в тридцатиградусный мороз чекисты многократно погружали его в ледяную прорубь, пока тело Владыки не покрылось двухсантиметровым слоем льда, и затем утопили. Вместе с епископом Феофаном мученическую смерть приняли два священника и пять мирян.

** На этом месте упокоен, например, известный и почитаемый некогда в городе доктор Ф. Граль (1770-1835 гг.), безвозмездно лечивший бедняков.

** На этом месте упокоен, например, известный и почитаемый некогда в городе доктор Ф. Граль (1770-1835 гг.), безвозмездно лечивший бедняко

ИскусствоЧто нужно знать о выставке «Христос в темнице» в «Манеже»

Семен Михайловский

куратор выставки:

Был такой период, когда все очень увлекались пермской деревянной скульптурой. Это было в 70-80-е. Она тогда привлекала много внимания, еще была возможность приобрести неплохие деревянные скульптуры. Они были необычные — и святые, и ангелы, — но, кажется, больше всего вопросов вызывала фигура Христа.
Но вопрос: где именно они располагались, как были связаны с храмом? Раньше они были в темничках. А в музеях есть известная сложность, связанная с экспонированием: где-то на стул или в кресло посадили, где-то — к стене прислонили, но универсального хорошего решения нет.

Эти скульптуры — они удивительно телесные. В ранней юности, когда я еще только начинал интересоваться искусством, у меня была такая книга «Русская деревянная скульптура». И фотографии, которые были в ней помещены, меня всегда удивляли. С одной стороны, это были очевидно религиозные вещи, с другой — в деревянной скульптуре была какая-то необычная материальность. Иконы более привычны, и мы подготовлены к их восприятию. А со скульптурой не так. Некоторые из них очень хорошо вырезаны. Некоторые можно назвать почти гротескными. Но они всегда существовали на периферии.

И у нас возникла такая идея: собрать и показать их вместе. Это совсем новый опыт. На всех выставки, которые мы делаем, есть разные сюжеты, есть разные темы, разные художники. А здесь нет художников, потому что все скульптуры сделаны неизвестными мастерами. Видно, что некоторые выполнены профессиональными резчиками, некоторые, напротив, очевидно сделаны людьми, которые никакой специальной подготовки не получили.
Сюжет один, и он очень важный, драматический. Это не просто сидящая обнаженная фигура, это фигура Христа, ожидающего восхождения на Голгофу. Он сидит в тюрьме, в тесном пространстве, со скованными ногами, в терновом венце. Сам сюжет заставил нас сделать экспозицию необычной: не просто скульптуры, расставленные на пьедесталах. Нам хотелось усилить драматизм, связанный с сюжетом, с необычной иконографией. Как известно, эти скульптуры были под запретом. Сейчас это трудно представить: скульптуры Иисуса Христа уничтожали, потому что считали неканоническими.

Мы затемнили огромный выставочный зал Манежа, в аванзале появилось видео с колышущимся лесом — скульптуры ведь деревянные. Это и символ места, где они создавались — вдали от больших городов. Появились звуки, неоновый резкий непривычный свет, музыка — все это сосуществует в одном пространстве.

И уже перед самым открытием появилось Распятие: оно просто по смыслу необходимо.

Я вернулся из прекрасного города Пермь, где есть не только «Реальные пацаны», а еще и куча всего интересного и даже уникального. Кроме прогулок по городу мне выдалась возможность посетить Пермскую художественную галерею, где я увидел знаменитые деревянные скульптуры Пермского края.

Ведь Пермь — это место, где существовала древняя очень мощная универсальная культура, где возник удивительный пермский стиль, где совершенно неожиданное скрещение православия, буддизма, язычества, и как результат — пермская деревянная скульптура, совершенно уникальное явление.

Давайте посмотрим и узнаем об этом подробнее…

Николай Николаевич Серебренников

«Минуло более сорока лет, но отчетливо помню тот случай. Произошел он в селе Ильинском Пермской губернии в 1922 г. Усталый шел я тогда к себе домой. Дул порывистый ветер. У сельской околицы на кладбищенской часовне привычно хлопали обветшалые ставни окон. Вдруг заметил: против обыкновения стучат не только ставни, но и створки дверей.

Нехотя свернул посмотреть в чем дело и неожиданно увидел такое, что крайне поразило меня. Главную стену в часовне занимали пять деревянных скульптур. А ведь они не должны были здесь находиться — скульптурные изображения не приняты в православии. Особенно удивила меня фигура Христа с лицом татарина. Зашел в местный исполком, быстро получил разрешение перенести скульптуры в районный музей и, как заведующий музеем, без промедления это сделал».

Николай Николаевич Серебренников

Так описал свою первую встречу с коми-пермяцкими деревянными богами Николай Николаевич Серебренников — один из основателей и собирателей уникальной коллекции пермской деревянной скульптуры XVII — начала XX вв, подвижник и просветитель, человек большого таланта и непростой судьбы. Сыну священника, отслужившему по призыву в колчаковской армии, удалось не только уцелеть в эпоху революционного лихолетья, но и найти в себе силы и умение, чтобы заниматься любимым делом, организовывать научные экспедиции, находить и сохранять шедевры русского искусства, русской культуры.

Грандиозное произведение барочной резьбы — иконостас первой половины XVIII века из Пыскорского монастыря

История религий Пермского края

История религий Пермского края интересна и удивительна. До прихода русских на Пермской земле жили зыряне, предки современного народа коми. Они были идолопоклонниками. Идолы были у них деревянные. «Вырезом вырезанные», как сказал об этом русский монах.

Но вот пришли в этот край русские. Причём пришли сперва на север Пермского края. Почему на север — понятно. Южнее были земли, занятые татарами и башкирами. Одолеть эти воинственные народы русским тогда было ещё не под силу. И вместе с воинскими людьми и купцами пришли в Пермские края христианские миссионеры. Первым из них был Стефан Пермский, современник и сподвижник Преподобного Сергия. Правда Пермский он был только по имени. До земель, где сейчас расположен нынешний Пермский край, он не дошёл. Кафедра святителя Стефана была на территории современной республики Коми.

В определённое время религию народов древнего Пермского края можно назвать троеверием. Когда по территории государства Российского стало распространяться христианство, многие коми-пермяки не спешили его принимать. Они очень терпимо относились к новой религии, её богам и предметам культа. А сами были приверженцами сначала древнего язычества, поклоняясь зверям, птицам и явлениям природы. Люди создавали тотемные фигурки животных: считалось, что каждый человек имеет связь с каким-либо животным, обращались к нему, просили помощи и удачной охоты. Особенно популярны были фигурки лося, медведя, птиц.

Многие из них сохранились и до наших дней. Археологи выделяют их в особый культурный слой — пермский звериный стиль. Дело в том, что канонически церковью строго запрещалось объемное (трехмерное) изображение Христа. В 1722 и 1767 годах Святейший синод строжайше запретил объемное изображение Иисуса — разрешалось только иконическое «плоское». В истории России были два факта объемного изображения фигуры и лица Иисуса Христа. Т.е. в двух случаях были сделаны исключения: первый — на саркофаге со святыми мощами в Киево-Печерской лавре, а второй на Северном Урале!

Надо оговориться, что церковники разрешили вырезать из дерева не самого Христа, а только святых, но до наших времен уцелели и христовы скульптуры. Уникально в этих фигурах все: техника исполнения, позы, сюжеты, а главное лицо Христа. Дело в том, что коренным населением Северного Урала были коми-пермяки и ханты-манси (вогулы), а они относятся к азиатскому типу с характерными чертами лица.

Наверное, мастера тоже были представителями местного населения, т.к. черты лица Иисуса явно азиатские. До сих пор в Чердыни, в Музее истории религии и веры можно увидеть Христа с ярко выраженными азиатскими скулами и глазами!

Однако пермяки по-прежнему сохраняли свою приверженность язычеству. Тогда православная церковь была вынуждена разрешить населению изображать христианских святых в виде статуй, вырезанных из дерева. Таким образом, появилась пермская деревянная скульптура.

Как создавались скульптуры

Коллекция Пермской государственной художественной галереи, насчитывающая 350 инвентарных номеров, скомплектована сотрудниками галереи за 60 лет. Наиболее активно сбор памятников шел в довоенный период. Только с 1923 по 1926 год Н.Н. Серебренников и А.К. Сыропятов (первый директор галереи) по труднейшим маршрутам провели шесть экспедиций. Было приобретено 412 отдельных фигур. В последующие годы коллекция пополнилась еще на одну треть.

Заслуги Н.Н. Серебренникова, собирателя и исследователя пермской деревянной скульптуры, неоценимы.

Большинство скульптур было найдено на территории Верхнекамья. С юга Пермской области привезены лишь отдельные образцы. Обстоятельство связано, очевидно, с более ранним освоением севера русскими поселенцами, с более ранним укоренением здесь русской культуры. Самые древние из сохранившихся произведений датируются концом XVII — началом XVIII столетия. Это время расцвета прикамской архитектуры, начало интенсивного каменного строительства. В конце XVII века создаются городские ансамбли Чердыни, Соликамска, Кунгура, строятся замечательные по красоте и убранству церковные здания.

Эволюция стилей пермской скульптуры чутко отражает историческое развитие края. Произведения начала XVIII века — «Параскева Пятница» из села Ныроб, «Никола Можайский» из села Покча, «Распятие» из города Соликамска — и по форме, и по сюжетам связаны с традициями древнерусской резьбы. Композиции этих скульптур фронтальны и симметричны, объемы предельно обобщены, многослойная роспись обладает иконописной структурой. Технология изготовления скульптуры также напоминает иконную. Из древесных пород мастера предпочитали сосну и липу. Дерево они обрабатывали с помощью топора и ножа. В XVIII веке употреблялись также тесла, долота, стамески, пилы, буравы, струги и дорожники. Для росписи на поверхность дерева наносился левкас (меловой грунт). Роспись производилась яичной темперой, нередко дополняясь позолотой (листовым или «твореным» золотом) и серебрением. В XIX веке скульптуры начали расписывать масляной краской.

Пермью Великой или Пармой в древности называли весь этот лесистый край. А центром его был город Чердынь. Его в древности так и называли Пермь Великая — Чердынь. Сам же городок с названием Пермь был построен гораздо позднее Чердыни. Основал его всё тот же Василий Татищев примерно в одно время с Екатеринбургом.

У Алексея Иванова в «Сердце Пармы» есть такой эпизод. Приехал епископ Иона в Чердынь. И увидел, что христианство здесь, на краю мира, сильно перемешалось с язычеством. И приказал сжечь всех «христианских идолов», как не отвечающих канонам. Эти самые «идолы» и были пермскими скульптурами. Действие в романе происходит в XV-м веке. Значит по мнению Иванова, они тогда уже существовали.

Реальные же, непридуманные первые пермские епископы были мудрее. И ничего они не сжигали. Если люди Пармы верят в Христа, пусть и «вырезом вырезанного» значит так тому и быть. Традиция резать из дерева священные образы укрепилась и укоренилась в северных пермских краях надолго. На века. Хотя потом, уже в веке девятнадцатом церковное начальство пробовало бороться с пережитками язычества в виде неканонической скульптуры. Но успеха в этом не имело.

Все скульптуры из экспозиции Пермской художественной галереи были сделаны в промежутке от XVII-го до XIX-го веков.

А эта фигура Христа венчала иконостас в соборе Лысьвы. Сам же иконостас был огромным и богато украшенным резьбой, хоть и не таким большим как здесь , в Перми. Несколько фигур — вот всё, что от него осталось. У людей было поверье, что Николай Чудотворец ходит по улицам и охраняет покой православных. На ноги Николы надевали башмаки и забирали их обратно, уже стоптанные. Он ведь ходит, вот и стаптывает. На Николу Летнего и Николу Зимнего в небольшую деревню к этой скульптуре собиралось до десяти тысяч молящихся. Даже некрещёные удмурты почитали Чудотворца, считая его хозяином леса. Лицо Спасителя, вырезанное неизвестным художником выражает скорбь и страдание. Лица пермских скульптур напоминают скуластые лица самих зырян

Как собиралась коллекция

Как я уже говорил, статуи свозили в Пермь из разных деревень и городков севера Пермского края. В музеях самого Севера — в Соликамске, Березниках, Усолье, Чердыни, деревянных скульптур не так много, буквально единицы. Большинство же их осело здесь, в художественной галерее Перми. В двадцатых годах здесь сложился коллектив специалистов, понимавших ценность уникальной скульптуры. И обладавших достаточным авторитетом, чтобы эту скульптуру спасти. Сделать это было непросто. Учёным приходилось вывозить скульптуры из глухих северных городков и посёлков, где не было железной дороги. Везти по лесам на телегах, санях или на лодках до ближайшей пристани.

Статуи попадали в музей из разорённых северных храмов. Попадало в музей далеко не всё. Страшно подумать, сколько уникальных произведений искусства было разбито и сожжено ретивыми комсомольцами тех лет. Скорее всего, учёным приходилось буквально вырывать их из рук ревнителей атеистической пропаганды. Брали только то, что специалисты считали наиболее ценным. Всё «менее ценное» было уничтожено.

Давайте еще вспомним как это все собиралось. Первая экспедиция, в которую Н.Н. Серебренников отправился вместе со своим учителем А.К. Сыропятовым, состоялась в 1923 году и маршрут её пролег через деревни Пермского края — Васильевское, Сретенское, Кудымкар, Большую Кочу. Исследователи осматривали и брали на учет памятники архитектуры, искали в церковных подвалах давно заброшенные деревянные скульптуры, которые были убраны из храмов еще в XVIII веке. Тогда Серебренников начал вести свои дневники о деревянных богах. Записи эти впоследствии стали основой для книги. К сентябрю 1923 года экспедиция отправилась в Чердынский и Соликамские уезды, особенно богатые памятниками старины.

Признание выставки

21 октября 1923 года в местной газете «Звезда» появилась заметка о том, что «Пермский музей доставил в Пермь до 100 пудов ценных памятников древнерусского искусства. Президиум Губисполкома ассигновал Губмузею на доставку этих пямятников 15 червонцев». За этими фразами стоял огромный человеческий труд, опасный для жизни и феноменальный результат: 195 найденных и спасенных деревянных скульптур.

Собранное за год было так интересно и необычно, что музей стал готовить выставку, которая открылась в здании кинотеатра «Колибри». С нее и началась история пермской экспозиции деревянной скульптуры, которая быстро получила известность и вызывала огромный интерес у историков и искусствоведов.

Активное участие в судьбе коллекции принимал известный русский художник Игорь Грабарь, нарком просвещения А.В. Луначарский не раз приезжал в Пермь и восторженно отзывался об увиденном в музее: «Этой коллекции я посвящу особый этюд, так как она произвела на меня глубочайшее впечатление как по своей культурной и художественно-исторической ценности, так и по непосредственной красоте и внушительности произведений никому не ведомых крестьянских резчиков XVII-XVIII веков. Сейчас могу сказать только, что эта пермская коллекция является в полном смысле жемчужиной».

С помощью Луначарского Серебренников смог издать свою, ставшую теперь библиографической редкостью, книгу «Пермская деревянная скульптура», в которую вошли его дневниковые записи, материалы исторического характера и полный подробный каталог всех экспонатов коллекции. В 1928 году книга вышла тиражом 1000 экземпляров, став знаменательным событием в научной и культурной жизни Советской России. Луначарский не только написал вступительную статью к этой книге, но и сразу после её выхода в свет наградил премией Народного комиссариата по просвещению РСФСР.

Настоящий человеческий подвиг

Книга Серебренникова могла быть никогда не напечатана, опоздай он с ней всего на полгода. В конце 1929 года по всей стране развернулась борьба против участников краеведческих обществ и кружков, что было связано с изменением политической обстановки в стране. Был уволен директор Пермского музея А. Лебедев по обвинению в том, что он «превратил музей в приемный дом для «бывших». Лебедев смог переехать в Свердловск, но в 1937 году был арестован и расстрелян. Та же участь постигла профессора П.С. Богословского, который сформировал в Перми научно-краеведческую школу и был директором научного музея. Был арестован художник И. Вроченский.

Все эти люди работали вместе с Н.Н. Серебренниковым и его самого с таким «непролетарским» происхождением легко могла постичь та же участь. Тяжелым ударом для Николая Николаевича стало появившееся известие о том, что его книгу собираются издать во Франции — в те годы это могло стать приговором в деле о «политической измене». Ученый был вынужден срочно отправить письмо в газету «Уральский рабочий», сделать заявление о том, что он впервые слышит о переиздании во Франции и «в качестве самокритики» написать о том, что «в своей книге он обнаружил ошибочность в ряде основных положений». Намечавшееся было переиздание книги в московском издательстве «Academia» не состоялось.

Самым трудным стал 1938 году, когда на директора Пермской художественной галереи стали писать кляузы и доносы, что привело к появлению персонального дела, за которым обычно следовал арест. Серебренников решился на отчаянный шаг, письменно призвав Главлит изъять его книгу из публичных библиотек, в связи с обнаруженными в ней «неправильностями». Одним словом, давление на ученого было нешуточным, однако он как-то избегал серьезных неприятностей и продолжал свою научную деятельность.

Последнее «дело Н.Н. Серебренникова по идеологической работе» было заведено на ученого в 1959 году, за несколько лет до его смерти. Удивительно, как много смог сделать этот человек в таких условиях. Собрание и изучение пермской деревянной скульптуры стало делом всей его жизни, настоящим человеческим подвигом.

Статуя Николы Можайского

Статуя Николы Можайского из деревни Зеленята. Ранее эта скульптура принадлежала Пыскорскому монастырю, одной из крупнейших обителей Пермского севера. Суровое лицо Чудотворца немного похоже на скуластое лицо Христа в синем халате. Может быть, обе статуи были сделаны одной рукой.

Почитание Николы Можайского именно в таком виде с мечом в одной руке и градом или храмом в другой началось после того когда при осаде города Можайска татарами было видение. На небе появился огромный Николай Угодник с мечом в одной руке и градом Можайском в другой. Увидев чудо, татары отступили. С тех пор Николая Чудотворца стали изображать в таком виде как символ небесного покровительства и защиты от врагов. Жители северных пермских городков, подверженных нападениям татар и вогулов нуждались именно в таком суровом и решительном небесном покровителе.

Вот посмотрите. У всех пермских статуй Христа схожие позы. Это потому, что статуи были центрами схожих по смыслу композиций «Христос в темнице». Христа окружала сама темница — тесная, тёмная комнатка. Эту «темницу», несмотря на то, что тюрьме украшения не положены, всё-таки украшали. Красивые резные рельефы, точёные столбики, статуи ангелов с орудиями страстей Христовых. У каждой из сидящих статуй Христа было подобное окружение. Статуи Христа сохранились, а всё их богатое резное окружение было утрачено.

Только потом учёные поняли ценность всей композиции. И одну из «темниц» привезли в Пермь целиком. Эту «темницу» долго, буквально десятки лет, реставрировали, собирая по крупицам кусочки отломившегося дерева.

Как добраться?

Пермская художественная галерея Адрес: Пермский край, Пермь, ул. Комсомольский проспект 4

masterok

Как вы помните, совсем недавно я вернулся из прекрасного города Пермь, где есть не только «Реальные пацаны», а еще и куча всего интересного и даже уникального. Кроме прогулок по городу мне выдалась возможность посетить Пермскую художественную галерею, где я увидел знаменитые деревянные скульптуры пермского края. Ведь Пермь — это место, где существовала древняя очень мощная универсальная культура, где возник удивительный пермский стиль, где совершенно неожиданное скрещение православия, буддизма, язычества, и как результат — пермская деревянная скульптура, совершенно уникальное явление.
Давайте посмотрим и узнаем об этом подробнее …
«Минуло более сорока лет, но отчетливо помню тот случай. Произошел он в селе Ильинском Пермской губернии в 1922 г. Усталый шел я тогда к себе домой. Дул порывистый ветер. У сельской околицы на кладбищенской часовне привычно хлопали обветшалые ставни окон. Вдруг заметил: против обыкновения стучат не только ставни, но и створки дверей.
Нехотя свернул посмотреть в чем дело и неожиданно увидел такое, что крайне поразило меня. Главную стену в часовне занимали пять деревянных скульптур. А ведь они не должны были здесь находиться — скульптурные изображения не приняты в православии. Особенно удивила меня фигура Христа с лицом татарина. Зашел в местный исполком, быстро получил разрешение перенести скульптуры в районный музей и, как заведующий музеем, без промедления это сделал.»
Так описал свою первую встречу с коми-пермяцкими деревянными богами Николай Николаевич Серебренников — один из основателей и собирателей уникальной коллекции пермской деревянной скульптуры XVII — начала XX вв, подвижник и просветитель, человек большого таланта и непростой судьбы. Сыну священника, отслужившему по призыву в колчаковской армии, удалось не только уцелеть в эпоху революционного лихолетья, но и найти в себе силы и умение, чтобы заниматься любимым делом, организовывать научные экспедиции, находить и сохранять шедевры русского искусства, русской культуры.
Фото 2.
Грандиозное произведение барочной резьбы — иконостас первой половины XVIII века из Пыскорского монастыря
История религий Пермского края интересна и удивительна. До прихода русских на Пермской земле жили зыряне, предки современного народа коми. Они были идолопоклонниками. Идолы были у них деревянные. «Вырезом вырезанные», как сказал об этом русский монах.
Но вот пришли в этот край русские. Причём пришли сперва на Север Пермского края. Почему на север — понятно. Южнее были земли, занятые татарами и башкирами. Одолеть эти воинственные народы русским тогда было ещё не под силу. И вместе с воинскими людьми и купцами пришли в Пермские края христианские миссионеры. Первым из них был Стефан Пермский, современник и сподвижник Преподобного Сергия. Правда Пермский он был только по имени. До земель, где сейчас расположен нынешний Пермский край, он не дошёл. Кафедра святителя Стефана была на территории современной республики Коми.

В определённое время религию народов древнего Пермского края можно назвать троеверием. Когда по территории государства Российского стало распространяться христианство, многие коми-пермяки не спешили его принимать. Они очень терпимо относились к новой религии, её богам и предметам культа. А сами были приверженцами сначала древнего язычества, поклоняясь зверям, птицам и явлениям природы. Люди создавали тотемные фигурки животных: считалось, что каждый человек имеет связь с каким-либо животным, обращались к нему, просили помощи и удачной охоты. Особенно популярны были фигурки лося, медведя, птиц.
Многие из них сохранились и до наших дней. Археологи выделяют их в особый культурный слой — пермский звериный стиль. Дело в том, что канонически церковью строго запрещалось объемное (трехмерное) изображение Христа. В 1722 и 1767 годах Святейший синод строжайше запретил объемное изображение Иисуса — разрешалось только иконическое «плоское». В истории России были два факта объемного изображения фигуры и лица Иисуса Христа. Т.е. в двух случаях были сделаны исключения: первый — на саркофаге со святыми мощами в Киево-Печерской лавре, а второй на Северном Урале!
Фото 3.
Надо оговориться, что церковники разрешили вырезать из дерева не самого Христа, а только святых, но до наших времен уцелели и христовы скульптуры. Уникально в этих фигурах все: техника исполнения, позы, сюжеты, а главное лицо Христа. Дело в том, что коренным населением Северного Урала были коми-пермяки и ханты-манси (вогулы), а они относятся к азиатскому типу с характерными чертами лица.
Наверное, мастера тоже были представителями местного населения, т.к. черты лица Иисуса явно азиатские. До сих пор в г. Чердыни, в музее истории религии и веры можно увидеть Христа с ярко выраженными азиатскими скулами и глазами!
Фото 4.
Однако пермяки по-прежнему сохраняли свою приверженность язычеству. Тогда православная церковь была вынуждена разрешить населению изображать христианских святых в виде статуй, вырезанных из дерева. Таким образом, появилась пермская деревянная скульптура.
Коллекция Пермской государственной художественной галереи, насчитывающая 350 инвентарных номеров, скомплектована сотрудниками галереи за 60 лет. Наиболее активно сбор памятников шел в довоенный период. Только с 1923 по 1926 год Н.Н. Серебренников и А.К. Сыропятов (первый директор галереи) по труднейшим маршрутам провели шесть экспедиций. Было приобретено 412 отдельных фигур. В последующие годы коллекция пополнилась еще на одну треть.
Фото 5.
Заслуги Н.Н. Серебренникова, собирателя и исследователя пермской деревянной скульптуры, неоценимы.
Большинство скульптур было найдено на территории Верхнекамья. С юга Пермской области привезены лишь отдельные образцы. Обстоятельство связано, очевидно, с более ранним освоением севера русскими поселенцами, с более ранним укоренением здесь русской культуры. Самые древние из сохранившихся произведений датируются концом XVII — началом XVIII столетия. Это время расцвета прикамской архитектуры, начало интенсивного каменного строительства. В конце XVII века создаются городские ансамбли Чердыни, Соликамска, Кунгура, строятся замечательные по красоте и убранству церковные здания.
Фото 6.
Эволюция стилей пермской скульптуры чутко отражает историческое развитие края. Произведения начала XVIII века — «Параскева Пятница» из села Ныроб, «Никола Можайский» из села Покча, «Распятие» из города Соликамска — и по форме, и по сюжетам связаны с традициями древнерусской резьбы. Композиции этих скульптур фронтальны и симметричны, объемы предельно обобщены, многослойная роспись обладает иконописной структурой. Технология изготовления скульптуры также напоминает иконную. Из древесных пород мастера предпочитали сосну и липу. Дерево они обрабатывали с помощью топора и ножа. В XVIII веке употреблялись также тесла, долота, стамески, пилы, буравы, струги и дорожники. Для росписи на поверхность дерева наносился левкас (меловой грунт). Роспись производилась яичной темперой, нередко дополняясь позолотой (листовым или «твореным» золотом) и серебрением. В XIX веке скульптуры начали расписывать масляной краской.
Фото 8.
Пермью Великой или Пармой в древности называли весь этот лесистый край. А центром его был город Чердынь. Его в древности так и называли Пермь Великая — Чердынь. Сам же городок с названием Пермь был построен гораздо позднее Чердыни. Основал его всё тот же Василий Татищев примерно в одно время с Екатеринбургом.
У Алексея Иванова в «Сердце Пармы» есть такой эпизод. Приехал епископ Иона в Чердынь. И увидел, что христианство здесь, на краю мира, сильно перемешалось с язычеством. И приказал сжечь всех «христианских идолов», как не отвечающих канонам. Эти самые «идолы» и были пермскими скульптурами. Действие в романе происходит в 15-м веке. Значит по мнению Иванова, они тогда уже существовали.
Фото 9.
Реальные же, непридуманные первые пермские епископы были мудрее. И ничего они не сжигали. Если люди Пармы верят в Христа, пусть и «вырезом вырезанного» значит так тому и быть. Традиция резать из дерева священные образы укрепилась и укоренилась в северных пермских краях надолго. На века. Хотя потом, уже в веке девятнадцатом церковное начальство пробовало бороться с пережитками язычества в виде неканонической скульптуры. Но успеха в этом не имело.
Все скульптуры из экспозиции Пермской художественной галереи были сделаны в промежутке от 17-го до 19-го веков.
Фото 10.
Фото 11.
А эта фигура Христа венчала иконостас в соборе Лысьвы. Сам же иконостас был огромным и богато украшенным резьбой, хоть и не таким большим как здесь , в Перми. Несколько фигур — вот всё, что от него осталось.
Фото 12.
У людей было поверье, что Николай Чудотворец ходит по улицам и охраняет покой православных. На ноги Николы надевали башмаки и забирали их обратно, уже стоптанные. Он ведь ходит, вот и стаптывает. На Николу Летнего и Николу Зимнего в небольшую деревню к этой скульптуре собиралось до десяти тысяч молящихся. Даже некрещёные удмурты почитали Чудотворца, считая его хозяином леса.
Фото 13.
Лицо Спасителя, вырезанное неизвестным художником выражает скорбь и страдание. Лица пермских скульптур напоминают скуластые лица самих зырян.
Фото 14.
Как я уже говорил, статуи свозили в Пермь из разных деревень и городков севера Пермского края. В музеях самого Севера — в Соликамске, Березниках, Усолье, Чердыни, деревянных скульптур не так много, буквально единицы. Большинство же их осело здесь, в художественной галерее Перми. В двадцатых годах здесь сложился коллектив специалистов, понимавших ценность уникальной скульптуры. И обладавших достаточным авторитетом, чтобы эту скульптуру спасти. Сделать это было непросто. Учёным приходилось вывозить скульптуры из глухих северных городков и посёлков, где не было железной дороги. Везти по лесам на телегах, санях или на лодках до ближайшей пристани.

Фото 15.
Статуи попадали в музей из разорённых северных храмов. Попадало в музей далеко не всё. Страшно подумать, сколько уникальных произведений искусства было разбито и сожжено ретивыми комсомольцами тех лет. Скорее всего, учёным приходилось буквально вырывать их из рук ревнителей атеистической пропаганды. Брали только то, что специалисты считали наиболее ценным. Всё «менее ценное» было уничтожено.
Фото 16.
Статуя Николы Можайского из деревни Зеленята. Ранее эта скульптура принадлежала Пыскорскому монастырю, одной из крупнейших обителей Пермского севера. Суровое лицо Чудотворца немного похоже на скуластое лицо Христа в синем халате. Может быть, обе статуи были сделаны одной рукой.
Почитание Николы Можайского именно в таком виде с мечом в одной руке и градом или храмом в другой началось после того когда при осаде города Можайска татарами было видение. На небе появился огромный Николай угодник с мечом в одной руке и градом Можайском в другой. Увидев чудо, татары отступили. С тех пор Николая Чудотворца стали изображать в таком виде как символ небесного покровительства и защиты от врагов. Жители северных пермских городков, подверженных нападениям татар и вогулов нуждались именно в таком суровом и решительном небесном покровителе.
Фото 17.
Давайте еще вспомним как это все собиралось. Первая экспедиция, в которую Н.Н. Серебренников отправился вместе со своим учителем А.К. Сыропятовым, состоялась в 1923 г. и маршрут её пролег через деревни Пермского края — Васильевское, Сретенское, Кудымкар, Большую Кочу. Исследователи осматривали и брали на учет памятники архитектуры, искали в церковных подвалах давно заброшенные деревянные скульптуры, которые были убраны из храмов еще в XVIII в. Тогда Серебренников начал вести свои дневники о деревянных богах. Записи эти впоследствии стали основой для книги. К сентябрю 1923 г. экспедиция отправилась в Чердынский и Соликамские уезды, особенно богатые памятниками старины.
21 октября 1923 г. в местной газете «Звезда» появилась заметка о том, что «Пермский музей доставил в Пермь до 100 пудов ценных памятников древнерусского искусства. Президиум Губисполкома ассигновал Губмузею на доставку этих пямятников 15 червонцев». За этими фразами стоял огромный человеческий труд, опасный для жизни и феноменальный результат: 195 найденных и спасенных деревянных скульптур.
Собранное за год было так интересно и необычно, что музей стал готовить выставку, которая открылась в здании кинотеатра «Колибри». С нее и началась история пермской экспозиции деревянной скульптуры, которая быстро получила известность и вызывала огромный интерес у историков и искусствоведов.
Активное участие в судьбе коллекции принимал известный русский художник Игорь Грабарь, нарком просвещения А.В. Луначарский не раз приезжал в Пермь и восторженно отзывался об увиденном в музее: «Этой коллекции я посвящу особый этюд, так как она произвела на меня глубочайшее впечатление как по своей культурной и художественно-исторической ценности, так и по непосредственной красоте и внушительности произведений никому не ведомых крестьянских резчиков XVII-XVIII веков. Сейчас могу сказать только, что эта пермская коллекция является в полном смысле жемчужиной».
С помощью Луначарского Серебренников смог издать свою, ставшую теперь библиографической редкостью, книгу «Пермская деревянная скульптура», в которую вошли его дневниковые записи, материалы исторического характера и полный подробный каталог всех экспонатов коллекции. В 1928 г. книга вышла тиражом 1000 экземпляров, став знаменательным событием в научной и культурной жизни Советской России. Луначарский не только написал вступительную статью к этой книге, но и сразу после её выхода в свет наградил премией Народного комиссариата по просвещению РСФСР.
Книга Серебренникова могла быть никогда не напечатана, опоздай он с ней всего на полгода. В конце 1929 г. по всей стране развернулась борьба против участников краеведческих обществ и кружков, что было связано с изменением политической обстановки в стране. Был уволен директор Пермского музея А. Лебедев по обвинению в том, что он «превратил музей в приемный дом для «бывших»». Лебедев смог переехать в Свердловск, но в 1937 г. был арестован и расстрелян. Та же участь постигла профессора П.С. Богословского, который сформировал в Перми научно-краеведческую школу и был директором научного музея. Был арестован художник И. Вроченский.
Все эти люди работали вместе с Н.Н. Серебренниковым и его самого с таким «непролетарским» происхождением легко могла постичь та же участь. Тяжелым ударом для Николая Николаевича стало появившееся известие о том, что его книгу собираются издать во Франции — в те годы это могло стать приговором в деле о «политической измене». Ученый был вынужден срочно отправить письмо в газету «Уральский рабочий», сделать заявление о том, что он впервые слышит о переиздании во Франции и «в качестве самокритики» написать о том, что «в своей книге он обнаружил ошибочность в ряде основных положений». Намечавшееся было переиздание книги в московском издательстве «Academia» не состоялось.
Самым трудным стал 1938 г., когда на директора Пермской художественной галереи стали писать кляузы и доносы, что привело к появлению персонального дела, за которым обычно следовал арест. Серебренников решился на отчаянный шаг, письменно призвав Главлит изъять его книгу из публичных библиотек, в связи с обнаруженными в ней «неправильностями». Одним словом, давление на ученого было нешуточным, однако он как-то избегал серьезных неприятностей и продолжал свою научную деятельность.
Последнее «дело Н.Н. Серебренникова по идеологической работе» было заведено на ученого в 1959 г., за несколько лет до его смерти. Удивительно, как много смог сделать этот человек в таких условиях. Собрание и изучение пермской деревянной скульптуры стало делом всей его жизни, настоящим человеческим подвигом.
Фото 18.
Фото 19.
Фото 20.
Фото 21.
Фото 22.
Фото 23.
Фото 24.
Фото 25.
Фото 26.
Фото 27.
Фото 28.
Фото 29.
Вот посмотрите. У всех пермских статуй Христа схожие позы. Это потому, что статуи были центрами схожих по смыслу композиций «Христос в темнице». Христа окружала сама темница — тесная, тёмная комнатка. Эту «темницу», несмотря на то, что тюрьме украшения не положены, всё-таки украшали. Красивые резные рельефы, точёные столбики, статуи ангелов с орудиями страстей Христовых. У каждой из сидящих статуй Христа было подобное окружение. Статуи Христа сохранились, а всё их богатое резное окружение было утрачено.
Только потом учёные поняли ценность всей композиции. И одну из «темниц» привезли в Пермь целиком. Эту «темницу» долго, буквально десятки лет, реставрировали, собирая по крупицам кусочки отломившегося дерева.
Фото 30.
Фото 31.
Фото 32.
Фото 33.
Фото 34.
Фото 35.
Пермская художественная галерея находится по адресу:
г. Пермь, Комсомольский проспект, 4.
Телефон: (342) 212-95-24, 212-23-95. Сайт: gallery.permonline.ru
Галерея работает каждый день, кроме понедельника, с 11:00 до 18:00.
Фото 36.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *