Иисус воскрешает Лазаря

Недалеко от Иерусалима было селение называемое Вифания. Там жили Лазарь и его сестры Марфа и Мария. Они были друзями Иисуса, Однажды, находясь в одном уединенном месте со Своими учениками, Иисус получил грустное известие. Сестры больного послали сказать Ему: «Господи! вот, кого Ты любишь, болен». Иисус, услышав то, сказал: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий». Затем Он пробыл еще два дня в том месте, где находился, и пошел в Вифанию, зная, что Лазарь уже умер. Многие иудеи пришли к сестрам и утешали их в печали об умершем брате. Марфа увидела Иисуса и сказала Ему: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст тебе Бог». Иисус ответил: «Воскреснет брат твой… Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» Марфа сказала: «Так, Господи! Я верю, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир». Затем она пошла и позвала сестру свою Марию. Когда Иисус увидел плачущую Марию и пришедших с ней плачущих иудеев Он Сам восскорбел духом и сказал: «Где вы положили его?» Ему ответили: «Господи! Пойди и посмотри». Иисус подошел к пещере, в которой был похоронен Лазарь. (В той стране тогда обыкновенно хоронили в пещере, приваливая камень ко входу). Иисус велел отвалить камень, но Марфа сказала, что Лазарь уже четыре дня находится в гробу. Иисус ответил ей: «Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?» Когда камень был отвален, Иисус возвел очи к небу и сказал: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня… Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня…» Сказав это. Он позвал громким голосом: «Лазарь! иди вон! И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами…» Многие иудеи, видевшие это чудо, уверовали в Него, но фарисеи и первосвященники собрали совет, чтобы обсудить, как убить Иисуса.

Читайте более подробно: Евангелие от Иоанна 11:1-50.

Слезы Иисуса

Воскрешение Лазаря

Ин. 11: 35 является одним из самых коротких стихов Библии. Всего два слова: «Иисус прослезился». Стих короткий, но читать его нужно медленно. Всего два слова, но каждое драгоценно.

Апостол Иоанн в первых строках своего Евангелия пишет, что «Слово стало плотью» (Ин. 1: 14). Он продолжает свидетельствовать об этом и здесь, передавая события воскрешения праведного Лазаря. Иисус прослезился, а значит воистину Сын Божий стал Сыном Человеческим, во всем, кроме греха, подобным нам. В том числе и умением плакать.

«Иисус прослезился». Эти два слова показывают, что Бог устраивал спасение людей не холодно и равнодушно, не потому, что был вынужден, должен, а потому, что горячо этого желал. Слезы Христа вскрывают внутренний мир Господа: Он любит Свое творение, Он скорбит о том, что смерть уродует людей, разлучает их друг от друга, вносит в мир тревогу и тоску, лишает счастья.

Слезы Иисуса напоминают, что Бог не отстранен от мира, что Он не безразличный Абсолют, как думали греки. Их монотеистическая философия описывала Бога полностью бесстрастным Существом. Справедливо полагая, что Бог всесовершенен, они делали вывод, что Он никак не может меняться. Ни в чем. Ведь любая перемена, в таком случае, означает отклонение от Идеала. К переменам философы относили и чувства. Чувствующий Бог есть Бог, страдающий от чувств, значит, думали греки, уже не Бог.

Так вот, Иисусовы слезы показывают, что Бог не умещается в рамках человеческих умозаключений. Он все-таки любит нас, сострадает нам, переживает за нас с глубоко личностной, отеческой заинтересованностью, оставаясь совершенным Богом, всесильным и всемогущим.

Лучшие из мужчин плакали. Плакал и Лучший из лучших

Не говорите своим разревевшимся детишкам-мальчишкам: мужчины никогда не плачут. Это неправда. Лучшие из мужчин плакали. Плакал и Лучший из лучших.

Иисусовы слезы учат нас не стесняться плакать. Если Христос не стеснялся, тем более не будем стесняться и мы. Лишь бы и наши слезы были всегда такими же чистыми, благородными, сострадательными. Такой плач Богу приятен. Но есть и слезы зависти, ненависти, непрощенных обид, зеленой тоски, пьяных откровений. Такие слезы ничего общего не имеют со слезами Иисуса. Нам они не нужны.

Слезы Христа говорят о том, что Бог хочет сострадать нам в полной мере. Ему недостаточно было оплакивать нашу беду с Небес. Нет, Он сошел к нам, вошел в толпу плачущих и плакал с ними, подавая пример, устанавливая заповедь, которую впоследствии облечет в словесную форму апостол Павел (см.: Рим. 12: 15).

А еще можно предположить, что, обозрев похоронную обстановку, увидев людское горе, Спаситель Своим Божественным умом перенесся в будущее, когда и Его пречистое тело, убиенное иудейской злобою, будет положено во гроб, а Его ученики и ученицы будут убиты горем. Возможно, Его слезы были и об этом.

Деяния Господа Христа простираются в века. Плача с Марфой и Марией у гроба Лазаря, Он плачет и с нами на похоронах наших родных и близких. Мы не одиноки, как бы ни пытался диавол внушить нам обратное. Однако есть «время плакать и время смеяться» (Еккл. 3: 4). Господь воскрешает Лазаря и утирает Свои и наши слезы. Ведь хорошо то, что хорошо кончается. И с нами всё будет хорошо: и наших близких Он воскресит. И нас тоже.

Библия, изложенная для семейного чтения. Воскрешение Лазаря

Воскрешение Лазаря

В Вифании ту семью, которая была предана всей душой Иисусу, посетило большое горе: захворал тяжкой болезнью Лазарь, брат Марфы и Марии, бывший одним из приверженцев учения Иисуса Христа. В страхе за его жизнь сестры поспешили послать сказать об этом Иисусу, находящемуся в то время в Перее: «Господи! вот, кого Ты любишь, болен». «Иисус, услышав то, сказал: эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий» и не спешил пойти на помощь другу Своему, еще «пробыл два дня на том месте, где находился».

«После этого сказал ученикам: пойдем опять в Иудею. Ученики сказали Ему: Равви! давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда? Иисус отвечал: не двенадцать ли часов во дне? кто ходит днем, тот не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света с ним. Сказав это, говорит им потом: Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его. Ученики Его сказали: Господи! если уснул, то выздоровеет. Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о сне обыкновенном.

Тогда Иисус сказал им прямо: Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но пойдем к нему».

Тогда Фома, такой же пламенный и порывистый в преданности своей к Иисусу, как и Петр, сознавая опасность, которой подвергается Учитель, воскликнул: «Пойдем и мы умрем с Ним».

Когда Иисус пришел в Вифанию, то уже прошло четыре дня после смерти Лазаря. И многие из иудеев были тогда в доме Марфы и старались утешать ее и сестру ее Марию в печали о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, вышла навстречу Ему и сказала: «Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог».

«Иисус говорит ей: воскреснет брат твой. Марфа сказала Ему: знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день. Иисус сказал ей: Я есмь воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек. Веруешь ли сему?

Она говорит Ему: так, Господи! я верую, что Ты Христос, Сын Божий, грядущий в мир.

Сказав это, пошла и позвала тайно Марию, сестру свою, говоря ей: Учитель здесь и зовет тебя. Она, как скоро услышала, поспешно встала и пошла к Нему.

Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа». Иудеи, которые были с нею в доме, соболезнуя Марии и полагая, что она пошла на гроб брата плакать там, последовали за ней. Она же, «придя туда, где был Иисус, пала к ногам Его и сказала Ему: Господи! если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой».

«Иисус, когда увидел ее плачущую и пришедших с нею Иудеев плачущих, Сам восскорбел духом и возмутился и сказал: где вы положили его? Говорят Ему: Господи! пойди и посмотри. Иисус прослезился. Тогда Иудеи говорили: смотри, как Он любил его. А некоторые из них сказали: не мог ли Сей, отверзший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?

Иисус же, опять скорбя внутренно, приходит ко гробу. То была пещера, и камень лежал на ней.

Иисус говорит: отнимите камень. Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: Господи! уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе. Иисус говорит ей: не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию? Итак отняли камень от пещеры, где лежал умерший. Иисус же возвел очи к небу и сказал: Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня. Сказав это, Он воззвал громким голосом: Лазарь! иди вон.

И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лице его обвязано было платком. Иисус говорит им: развяжите его, пусть идет.

Тогда многие из Иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него. А некоторые из них пошли к фарисеям и сказали им, что сделал Иисус.

Тогда первосвященники и фарисеи собрали совет и говорили: что нам делать? Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом. Один же из них, некто Каиафа, будучи на тот год первосвященником, сказал им: вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб. Сие же он сказал не от себя, но, будучи на тот год первосвященником, предсказал, что Иисус умрет за народ, и не только за народ, но чтобы и рассеянных чад Божиих собрать воедино.

С этого дня положили убить Его. Посему Иисус уже не ходил явно между Иудеями, а пошел оттуда в страну близ пустыни, в город, называемый Ефраим, и там оставался с учениками Своими». (Ин. 11, 3–54)

«Когда же приближались дни взятия Его от мира, Он восхотел идти в Иерусалим; и послал вестников пред лицем Своим; и они пошли и вошли в селение Самарянское, чтобы приготовить для Него; но там не приняли Его, потому что Он имел вид путешествующего в Иерусалим. Видя то, ученики Его, Иаков и Иоанн, сказали: Господи! хочешь ли, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их, как и Илия сделал? Но Он, обратившись к ним, запретил им и сказал: не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. И пошли в другое селение». (Лк. 9, 51–56)

«Восходя в Иерусалим, Иисус дорогою отозвал двенадцать учеников одних, и сказал им: вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет».

Предсказание Христа о том, что предстоит Ему, было совершенно определенное и ясное, но и на этот раз ученики Его не поняли его или не хотели принять, так как они были убеждены в Божественном всемогуществе их Учителя.

«Когда выходили они из Иерихона, за Ним следовало множество народа». И вот, «Вартимей, сын Тимеев, слепой сидел у дороги, прося милостыни. Услышав, что это Иисус Назорей, он начал кричать и говорить: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Многие заставляли его молчать; но он еще более стал кричать: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус остановился и велел его позвать к Себе».

«Чего ты хочешь от Меня?» — спросил Он у несчастного слепца.

Тот отвечал Ему:

— Раввуни! «чтобы мне прозреть».

Одновременно Иисус обратил Свое внимание и на другого человека. Это был «некто, именем Закхей, начальник мытарей и человек богатый», но у которого также было горе на душе, потому что его, как мытаря, презирали сограждане его, несмотря на то что он был добр и благотворителен. Узнав, что проходит Иисус, Закхей искал видеть, «кто Он, но не мог за народом, потому что мал был ростом, и, забежав вперед, влез на смоковницу, чтобы увидеть Его».

Проходя же мимо смоковницы, Иисус «взглянув, увидел его и сказал ему: Закхей! сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме». «И он поспешно сошел и принял Его с радостью. И все, видя то, начали роптать, и говорили, что Он зашел к грешному человеку». Закхей же, в смиренном чувстве своего недостоинства благодарный за милостивое обращение к нему Иисуса, воскликнул с полной искренностью: «Господи! половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо». «Иисус сказал ему: ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама, ибо Сын Человеческий пришел взыскать и спасти погибшее». Проходя в Иерусалим, за шесть дней до Пасхи Иисус остановился в Вифании, «где был Лазарь умерший, которого Он воскресил из мертвых».

Во время Его пребывания в Вифании приготовили Ему вечерю «в доме Симона прокаженного», и в это время «приступила к Нему женщина с алавастровым сосудом мира драгоценного и возливала Ему возлежащему на голову». «Увидев это, ученики Его вознегодовали и говорили: к чему такая трата? Ибо можно было бы продать это миро за большую цену и дать нищим. Но Иисус, уразумев сие, сказал им: что смущаете женщину? она доброе дело сделала для Меня: ибо нищих всегда имеете с собою, а Меня не всегда имеете; возлив миро сие на тело Мое, она приготовила Меня к погребению; истинно говорю вам: где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала». (Лк. 19, 2–10. Ин. 12, 1. Мф. 26, 6–13)

Воскрешение смердящего Лазаря: зачем устроили праздник «Лазарева суббота»

Что есть смерть? Прекращение функционирования тела? А реанимация что, даёт эту жизнь возвращает? И что есть жизнь? Неужели жизнь прерывается умиранием тела? Что такое «воскресение из мертвых»? Есть ли разница между воскрешением умершего и его воскресением? И в чем она, в одной букве?

На все эти принципиально важные вопросы отвечает Лазарева суббота, а вот Вербное воскресенье напоминает нам о мимолётности и бренности всего земного: величия, славы. Но про Вербное воскресенье и про то, как легко человек меняет своё мнение, в завтрашней статье.

Сегодня про воскрешение мертвого, про Лазареву субботу. Итак, кто такой Лазарь, чье имя дало название празднику Лазарева суббота? История Лазаря из Вифании — селения километрах в трех от Иерусалима, рассказана в Евангелии от Иоанна, причем рассказана с такой психологической точностью, все детали показаны так зримо и ярко, что понимаешь: евангелист Иоанн был внутри событий, был свидетелем произошедшего чуда. Чуда воскрешения Лазаря. Обычно уточняют: «четырехдневного Лазаря», что означает — Лазаря, умершего четыре дня назад. Да-да, событие, положившее начало празднику под названием «Лазарева суббота» — это воскрешение Лазаря, умершего за четыре дня до того, и, как честно конкретизирует Евангелие, «уже смердящего». То есть речь идет о воскрешении мертвого — именно воскрешении, а не воскресении, в чем тут разница, мы увидим позже.

Но кем был этот Лазарь, которому на четвертый день после его смерти Иисус Христос вернул жизнь, обычную жизнь в его физическом, правда, уже здоровом, теле? Замечу в скобках, что согласно церковному преданию, Лазарь по воскрешении прожил еще 30 лет, а потом, как и все люди, умер — в сане епископа Китиона, ныне остров Кипр. Ну а на момент смерти Лазарь был, скорее всего, небедным и совершенно точно почитаемым иудеем из Вифании. Другом Иисуса Христа — известно, что Иисус неоднократно гостил в доме Лазаря, обедал там со Своими учениками. Были у Лазаря две сестры — Марфа и Мария, тоже хорошо знавших Христа.

А теперь обратимся к Евангелию от Иоанна и прочитаем его вместе со святыми отцами — первоисточник интересней любого пересказа. Напомню только, что местоимение «Он» и все его производные, пишущиеся с заглавной буквы, употребляется по отношению к Сыну Божьему, Богочеловеку, Господу Иисусу Христу.

» был болен некто Лазарь из Вифании, из селения, где жили Мария и Марфа, сестра ее. Мария же была та, которая помазала Господа миром и отерла ноги Его своими волосами; ее брат Лазарь был болен. Послали сестры сказать Ему: «Господи! Вот, кого Ты любишь, болен». Услышав это, Иисус сказал: «Болезнь эта не к смерти, но к славе Божией, чтобы прославлен был через нее Сын Божий». Иисус любил Марфу и сестру ее и Лазаря. А когда услышал, что Лазарь болен, то остался Он два дня на том месте, где находился».

Прервём чтение и задумаемся: почему Иисус медлит, когда дело касается смертельной болезни его друга, друга, которого Он любил? Такой же вопрос задавали себе и все свидетели этой истории две тысячи лет назад. Ответ прост. Промедление Богочеловека святые отцы объясняют желанием воскресить настоящего мертвеца, четверодневного и смердящего — чудо ни до, ни после человечеству неизвестное и неповторенное. «Для того медлит Иисус, чтобы скончался Лазарь и был погребен, чтобы потом никто не мог сказать, что Он воскресил его тогда, как тот еще не умер, что то был только глубокий сон, или расслабление, или лишение чувств, но не смерть. По этой-то причине Он и остался на столько времени, что произошло даже тление, так что говорили: уже смердит», — объясняет святитель Иоанн Златоуст.

Читаем дальше: «После этого Он говорит ученикам: «Пойдем снова в Иудею». Ученики сказали Ему: «Равви! Давно ли иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?» Иисус отвечал: «Не двенадцать ли часов во дне? Кто ходит днем, не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света в нем». Сказав это, говорит им потом: «Лазарь, друг наш, уснул; но Я иду разбудить его». Ученики Его сказали: «Господи! Если уснул, то выздоровеет». Иисус говорил о смерти его, а они думали, что Он говорит о простом сне. Тогда Иисус сказал им прямо: «Лазарь умер; и радуюсь за вас, что Меня не было там, дабы вы уверовали; но идем к нему». Тогда Фома, иначе называемый Близнец, сказал ученикам: «Пойдем и мы умрем с Ним»».

Мы словно видим учеников Иисуса, предостерегающих Сына Божьего: «Не ходи в Иудею! Тебя хотели там побить камнями, а Ты опять идешь туда? Ну, пожалуйста, хотя бы не иди туда днем — опасно!». Но Иисус отвечает им фразой, имеющей не только буквальный смысл, но и глубокий богословский: «Кто ходит днем, не спотыкается, потому что видит свет мира сего; а кто ходит ночью, спотыкается, потому что нет света в нем». И вот уже один из Его учеников — Фома поражает нас готовностью безоговорочно, невзирая на опасности, следовать за Христом, куда бы Он ни пошел. Кстати, это тот самый неверующий Фома, о котором мы будем говорить через неделю после Пасхи, поэтому запомним сегодня его решимость!

Но вернёмся к евангельскому тексту: «Иисус, придя, нашел, что он (Лазарь) уже четыре дня в гробнице. Вифания же была близ Иерусалима, стадиях в пятнадцати; и многие из иудеев пришли к Марфе и Марии утешать их в горе о брате их. Марфа, услышав, что идет Иисус, пошла навстречу Ему; Мария же сидела дома. Сказала тогда Марфа Иисусу: «Господи! Если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой. Но я и теперь знаю, что о чем бы Ты ни попросил Бога, даст Тебе Бог». Иисус говорит ей: «Воскреснет брат твой». Говорит Ему Марфа: «Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день». Иисус сказал ей: «Я — воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли ты в это?» Она говорит Ему: «Да, Господи! Я верую, что Ты — Мессия (Христос), Сын Божий, в мир Приходящий». Сказав это, пошла и позвала Марию, сестру свою, сказав тайно: «Учитель здесь и зовет тебя». Она, как только услышала, встала поспешно и пошла к Нему. Иисус еще не входил в селение, но был на том месте, где встретила Его Марфа. Тогда иудеи, которые были с нею в доме и утешали ее, видя, что Мария поспешно встала и вышла, пошли за нею, полагая, что она идет к гробнице — плакать там. А Мария, придя туда, где был Иисус, и увидев Его, пала к ногам Его и сказала Ему: «Господи! Если бы Ты был здесь, не умер бы мой брат».

Эти диалоги между сестрами умершего Лазаря и Иисусом Христом крайне важны. С одной стороны это своего рода проверка Господом, способны ли Марфа и Мария поверить в чудо воскрешения, а, значит, поверить в то, что стоящий перед ними Иисус — Сын Божий. Сестры вроде бы и верят, они сами говорят: «Если бы Ты, Иисус, так любящий нашего брата, был тут, когда он только болел, или только умер, Ты бы не дал ему умереть, Ты бы его воскресил!»

Но сейчас-то уже поздно, считают они, тление, смерть, разрушила нашего брата, смерть уже победила. Да, как верующие иудеи, они знают, что когда-нибудь их брат воскреснет из мертвых, но сейчас в нем уже нет жизни, а только тление и смерть.

И тут Иисус опять произносит слова не совсем понятные двум убитым горем женщинам, слова, имеющие глубочайший смысл: «Я — воскресение и жизнь; верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли ты в это?» И, стоит ли говорить, что эти слова обращены не только к горюющим Марфе и Марии, но и ко всем нам?

А дальше происходит нечто удивительное. «Иисус, когда увидел ее (Марию) плачущую и пришедших с нею плачущих иудеев, Сам восскорбел духом и пришел в волнение, и сказал: «Где вы положили его?» Говорят Ему: «Господи! Иди и посмотри». Прослезился Иисус. Говорили тогда иудеи: «Смотри, как Он любил его». А некоторые из них сказали: «Не мог ли Он, открывший очи слепому, сделать, чтобы и этот не умер?»

Почему плакал Иисус? Зная, что Лазарь будет воскрешен? Бог и плачет! Зная, что смерть Ему подвластна, плачет над умершим! Почему? А почему плачем мы? Когда мы плачем? Когда сострадаем другому! Бог плачет, потому что Он сострадает Своему другу Лазарю! Этот момент Евангелия не менее важен, чем сам факт воскрешения! Ведь он объясняет, почему Бог Иисус Христос потом Сам принял Крестные Страдания и Смерть. Он сделал это из сострадания к нам, людям. Из любви.

Но ототрем слезы. Если мы будем точны, то увидим: в Евангелии сказано не о рыдающем Христе, и даже не о плачущем, там сказано: «Прослезился Иисус». И это тоже важно. Святитель Василий Великий объясняет: Христос «заключил необходимые страстные движения в некоторую меру и пределы, предотвращая несострадательность, потому что это зверонравно, и не дозволяя предаваться скорби и проливать много слез, потому что это малодушно».

Опять вернемся к Евангелию от Иоанна. «Иисус же, снова возмущаясь в Себе, приходит к гробнице. Это была пещера, и камень закрывал ее. Иисус говорит: «Возьмите камень». Сестра умершего, Марфа, говорит Ему: «Господи! Уже смердит; ибо четырехдневный уже». Иисус говорит ей: «Не сказал ли Я тебе, что, если уверуешь, увидишь славу Божию?» Тогда взяли камень, Иисус же поднял глаза ввысь и сказал: «Отче! Благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал это ради народа, стоящего кругом, чтобы поверили, что Ты послал Меня».

Сказав это, Он воззвал громким голосом: «Лазарь, выходи!»

И вышел умерший, обвитый по рукам и ногам погребальными пеленами, и лицо его обвязано было платком. Иисус говорит им: «Развяжите его, пусть идет». Тогда многие из иудеев, пришедших к Марии и видевших, что сотворил Иисус, уверовали в Него».

Вот этот властный призыв Христа: «Лазарь, выходи!», звучащий сегодня в храмах, обращен не только к Лазарю. Лазарь, четырехдневный обитатель мрачной страны мертвых, — образ души, погребенной под спудом грехов, как выразился один святой, души, «от наших грехов смердящей». Этот призыв, услышанный даже и в царстве мертвых, не должен стать для нас, еще живых, просто словами.

«Лазарь, выходи!», — летит сквозь тысячелетия к нам, и сегодня. «Лазарь, выходи!», и пуст склеп — темница нашей смерти. И валяются бессильными тряпками погребальные пелены — узы нашего греха. «Развяжите его, пусть идет…» Вот эту сцену и изображают на иконе праздника Лазаревой субботы.

Но я обещала объяснить, в чем разница между воскрешением и воскресением из мертвых. Воскрешение Лазаря — это возвращение умершего, который «уже смердил», к жизни земной. А Воскресение мертвых, именно об этом вспоминала Марфа, — это восстановление физических тел людей в новом состоянии. Христианство учит, что произойти все должно при втором пришествии Иисуса Христа. По словам апостола Павла, воскресение мертвых произойдет «вдруг, во мгновение ока, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся во мгновенье ока». Залогом этого грядущего воскресения мертвых является Воскресение Христа в Пасху. Своим крестным подвигом и смертью, а затем воскресением, Иисус Христос преобразил человеческое естество и открыл путь воскресения нам, людям.

Иисус Христос победил смерть, и вот, как напоминание нам о том, что смерть не властна над Богочеловеком, что Он сильнее смерти, Церковь и установила праздник, называемый «Лазарева суббота», установила его перед Страстной неделей. В день Лазаревой субботы даже отменяется пост, наши предки в этот день обязательно ставили на стол рыбную икру — продукт в прошлые века более доступный, чем сейчас. Догадались, почему? Сколько в этом глубины и смысла, ведь икринка — зародыш новой жизни, ее зачаток. Обратите внимание, как сложнейшее богословие проникало в бытовую жизнь верующих, освещало ее.

И еще. По просторам Интернета бродит шутка, точно объясняющая, почему смерть тела, воспринимаемая на бытовом уровне сознания как смерть вообще, не есть финал жизни — жизни личности, жизни души. Это вообще не финал. Ведь если ваш друг по какой-то причине угробил свой телефон и потому не выходит с вами на связь, это же вовсе не значит, что он, ваш друг, уже не существует?

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *