Новости

  • Главная
  • Сведения об организации социального обслуживания
    • Основные сведения
    • Структура и органы управления образовательной организацией
    • Документы
    • Образование
    • Образовательные стандарты
    • Руководство. Педагогический (научно-педагогический) состав
    • Материально-техническое обеспечение и оснащенность образовательного процесса
    • Стипендии и иные виды материальной поддержки
    • Платные образовательные услуги
    • Финансово-хозяйственная деятельность
    • Вакантные места для приема (перевода)
    • Доступная среда
    • Международное сотрудничество
  • Новости
  • Противодействие коррупции
    • О подарках
  • Социальные услуги
  • Финансовая деятельность
    • Государственное задание
    • Закупки
  • Наш дом
  • Образовательные программы
  • Учебно-диагностическое отделение
  • Социально-коррекционное отделение
  • Учебно-коррекционное отделение
  • Социально-трудовое отделение
    • Архив
  • Духовное воспитание
  • Медицинское обслуживание
  • Обучение специалистов
    • Условия проведения курсов.
    • Программа краткосрочных курсов повышения квалификации педагогов специальных школ и учреждений для детей с нарушениями развития.
    • Программа 2-го этапа
    • График обучения специалистов учреждений социальной защиты и коррекционных школ на 2017 – 2018 учебный год.
    • Программа краткосрочных курсов повышения квалификации педагогов специальных школ и учреждений для детей с нарушениями развития. Второй этап.
  • Служба сопровождения замещающих семей
  • Помощь
  • Благодарности
  • СПАСИБО
  • Реквизиты
  • Контакты
  • Гостевая книга
  • Электронная приемная
  • Независимая оценка
  • Часто задаваемые вопросы

«Загорский эксперимент» и основы человеческого мышления

Философу и психологу Феликсу Михайлову, в 1964 году опубликовавшему книгу «Загадка человеческого Я», во время прогулки по набережной Москва-реки однажды задали такой вопрос:

— А вы загадки только загадывать умеете или разгадку тоже знаете?

Тогда Михайлов не нашелся, что ответить, но позже признал, что в этот момент разгадка уже стояла перед ним, «самая верная разгадка тысячелетней загадки человеческого “Я”. Стояла во плоти и крови, живая, веселая, остроумная».

Этой разгадкой он называет выпускников Загорского детского дома для слепоглухонемых, которые в это время были студентами на психологическом факультете МГУ.

Эвальд Ильенков (в центре) и слепоглухие студенты — Саша Суворов и Наталья Корнеева. Суворов впоследствии стал профессором психологических наук и возглавил Сообщество семей слепоглухих.

Экспериментальный дом-интернат, который открылся в Загорске (Сергиев Посад) в 1963 году, называли «психологическим синхрофазотроном», приравнивая его значение для общественных наук со значением легендарного ускорителя элементарных частиц в Дубне для естествознания. Это было одно из первых в мире заведений, где слепоглухие дети могли получить такое воспитание и обучение, которое из инвалидов сделало бы их полноценными членами общества.

Ещё в XVIII веке слепоглухих считали полностью необучаемыми: они вынуждены были вести чисто вегетативное существование, находясь где-то на грани между растительным и животным миром.

К середине 1960-х многое изменилось, но то, что выпускники интерната смогли учиться в университете, писать стихи и научные статьи, заниматься творчеством и общественной деятельностью, было по-настоящему удивительно.

Дактилология — способ общения слепоглухих, в котором каждой букве алфавита соответствует определённое сочетание пальцев.

В глазах некоторых идеологов Загорский эксперимент был идеальным подтверждением основных положений марксистской философии. В 1981 году Иван Соколянский и Александр Мещеряков, разработавшие методику обучения в интернате, посмертно получили Государственную премию СССР — уникальный случай для педагогики.

Проект привлек к себе массу внимания, а его философским обоснованием занимался Эвальд Ильенков — один из самых ярких мыслителей того времени.

Ильенков был марксистом, но неортодоксальным марксистом: его философия была далека от официально принятой доктрины «диамат — истмат», которая потому и была доктриной, что не допускала творческого развития и переосмысления. Ильенков считал главным предметом философии сознание, механизмы мышления.

«Тезисы о предмете философии» Ильенкова и его университетского друга Валентина Коровикова, обсуждение которых состоялось на философском факультете в 1953 году, подняли много шума: они оба были уволены со своих преподавательских постов и осуждены за «стремление уйти от насущных практических задач в область „чистой науки“, „чистого мышления“, оторванного от практики, от политики нашей партии».

Вокруг Ильенкова долгое время сохранялась аура вольнодумца и гонимого мыслителя, неугодного власти, а логика мышления осталась для него главным предметом рассуждений всю жизнь. Поэтому эксперимент в Загорске и был для него так важен.

В письме своему слепоглухому ученику Александру Суворову он писал:

Эвальд Ильенков(письмо от 12 августа 1974 г.)

…слепоглухота не создаёт ни одной, пусть самой микроскопической, проблемы, которая не была бы всеобщей проблемой. Слепоглухота лишь обостряет их, – больше она не делает ничего.

По Ильенкову, обучение подопечных Загорского интерната выявило основы, на которых строится человеческое сознание в целом. Отличие слепоглухоты лишь в том, что здесь сознание рождается постепенно, как бы в замедленной съемке, и потому этот процесс гораздо проще проанализировать.

Если нормальный ребенок с самого рождения отдается во власть неконтролируемой «педагогической стихии», то контакты слепоглухого с внешним миром крайне ограничены и в огромной степени зависят от посторонней помощи. Педагог здесь имеет дело с чистым материалом, который только имеет возможность стать человеком.

У него пока нет даже животной психики — её тоже нужно формировать под руководством педагога.

От животного к человеку через ложку

Первый шаг к этому — умение самостоятельно ориентироваться в окружающем пространстве. Только когда ребенок научится удовлетворять простейшие биологические потребности, происходит переход от животного к человеческому. И происходит он не через речь, а через деятельность — через чисто человеческие формы взаимодействия с материальным миром.

Главный компонент педагогики по Соколянскому-Мещерякову — это совместно-разделённая деятельность. Так, например, всегда учили пользоваться косой: сначала взрослый стоит за спиной ребенка и направляет движение его рук, затем постепенно ослабляет усилие, пока тот не начинает косить самостоятельно.

Мышление человека имеет орудийную основу — считали основатели методики Мещеряков и Соколянский, а вслед за ними и Ильенков. Доступ в царство человеческой, т.е. социальной культуры ребенку может дать простая ложка:

Научившись пользоваться ложкой, он тем самым уже получил пропуск и в мир человеческого мышления, в мир языка, то есть в мир и Канта, и Достоевского, и Микеланджело.

— Эвальд Ильенковиз работы «Биологическое и социальное в человеке»

Когда ребенок пользуется ложкой, его действия направляются уже не просто биологией, а формой и расположением вещей, сделанных человеком. В этот момент и возникает человеческая психика. И только после этого становится возможным овладение речью.

Главное в такой методике — не упустить момент, когда ребенок начинает действовать самостоятельно. Педагог только начинает процесс, а вся инициатива постепенно ложится на плечи самого ребенка. И если бы, по словам Саши Суворова, «в «нормальной» школе были внимательны к первым проблескам детской самостоятельности так же, как в школе у Мещерякова, — насколько вырос бы процент «талантливости»!»

До сих пор самый известный случай успешной социализации слепоглухого ребенка — это Хелен Келлер, которая стала писательницей и политической активистской. Психолог Уильям Джеймс в начале 20-го века о ней сказал, что «бытие Келлер безусловно доказывает бытие бога», а Марк Твен называл её восьмым чудом света.

Ключом к успешному обучению Келлер считалось именно овладение речью: переход от повторения слов к их осознанию, который произошёл, когда Хелен набирала воду и вдруг поняла, что жидкость, которую она чувствует своими руками, обозначается словом «вода», которое только что передала её учительница.

Трактовка Ильенкова была направлена против таких объяснений: не словесная, а именно практическая деятельность формирует человеческую психику, а речь появляется уже потом.

Он отрицал и определяющие значение биологических факторов: рефлексы не появляются спонтанно, кроме самых примитивных, а формируются в ситуации общения по поводу человеческих предметов: «центр личности лежит не внутри индивида, не за поверхностью его кожи, а в его бытии».

В основе такого понимания психики лежит концепция «мыслящего тела», которая идёт ещё от Спинозы. Ребенок познаёт мир через «умное действие», «действие по логике вещей», что Ильенков иллюстрирует классическим для тифлосурдопедагогики примером «Юлия Виноградова и овраг»:

Слепоглухонемая девочка гуляла вдоль оврага с воспитателем, а затем, придя домой, вылепила этот овраг из пластилина. Этим самым она подтвердила, что она получила «адекватную идею» оврага. Как она его воспринимала? Через «состояния своего тела»! То есть совершая движение — вполне телесное движение — по контуру вещи вне ее тела. Оказывается, так же, как «овес растет по Гегелю», окружающий мир человек познает «по Спинозе».

— С.Н. Мареевработа «Из истории советской философии. Лукач-Выготский-Ильенков»

Результаты Загорского эксперимента освещались в широкой прессе и воспринимались как триумф советской педагогики, основанной на марксистско-ленинских, материалистических началах.

Но в конце 1980-х, через десятилетие после смерти Ильенкова, его трактовка частично была пересмотрена: оказалось, что Ильенков — возможно, несознательно — ретушировал тот факт, что дети, попавшие в Загорский интернат, потеряли зрение и слух в возрасте около 5 лет, а не были такими от рождения. Кроме того, они сохраняли остатки зрения и слуха в более позднем возрасте.

Следовательно, здесь нельзя говорить о формировании личности «с нуля» и полном отсутствии «педагогической стихии».

Ильенков всеми силами пытался доказать, что развитие личности на 100% зависит от социальных условий, в которые поставлен человек. Он протестовал против того, чтобы лень, неспособность и педагогическую некомпетентность «сваливали на природу», и утверждал, что каждый человек может быть талантлив, если создать для него правильные условия.

Давид Дубровскийодин из оппонентов психологической концепции Ильенкова

Он был человеком идеи, склонным ставить идею столь высоко, что её не могли поколебать никакие противоречащие ей факты, склонным принимать во имя идеи желаемое за действительное; и его совесть несомненно страдала от этого.

Отдавать свои силы обучению слепоглухих детей его двигала мечта об обществе, где всем будут даны равные возможности. Из-за этой мечты Загорский эксперимент в его глазах стал разгадкой вековой проблемы человеческого сознания и подтверждением его философских предположений.

Ильенков до конца оставался марксистом — несмотря на то, что его взгляды сильно расходились с тем, что считалось «официальным марксизмом».

Теперь уже никто не считает Загорский эксперимент окончательным ответом на «загадку человеческого Я». Но культурно-деятельностный подход к обучению, который разработали и применяли его основатели, не менее актуален и сегодня — причем не только в обучении слепоглухих, но и в обычной школе.

Между мышлением и практической деятельностью, согласно Ильенкову, нет никакой разницы: мышление начинается только тогда, когда ученик с помощью понятий начинает «двигать вещами», оперировать концепциями, а не просто пассивно их усваивать. И только после того как действие с понятиями стало опытом ученика, можно сделать из опыта правило.

Принципы такой «мягкой» педагогики, которая не существует без личной инициативы ученика и поощряет его самостоятельность, могли бы стать основанием для системы образования, которая не только слепоглухих, но и зрячеслышащих, может быть, сделала бы полноценными членами общества.

Темно и тихо: Дом слепоглухих

— Вот попробуйте писать пальцем на руке буквы. Сначала непривычно, но если вы будете вынуждены общаться только таким образом, вы постепенно начнете понимать, — объясняют мне простейший способ общения со слепоглухим человеком. Правда, работает он только на тех, кто когда-то видел и слышал, знает, как звучат буквы, и умеет писать.

Я долго потом пытаюсь написать у себя на руке пальцем слова: «солнце», «вода», «музыка», «небо» — и при этом пытаюсь представить себе, что у меня нет ни солнца, ни неба, ни музыки, ни струящейся воды, ни пения птиц. Темно и тихо. Всю жизнь.

В деревне Пучково под Троицком (Новая Москва) открылся учебно-реабилитационный и духовный центр Дом слепоглухих. Слепоглухота — инвалидность, которой даже не существует юридически в нашей стране. И специальных учреждений для взрослых слепоглухих до самого недавнего времени в постсоветской России пока практически не было.

Крайняя слева — Светлана Дубровская. Общение через переводчиков

Работа в яму

— С момента распада СССР практически прекратилась систематическая помощь слепоглухим взрослым людям. Раньше выпускники детского дома для слепоглухих детей дальше шли на предприятия Всероссийского общества слепых, на которых можно было работать, получать зарплату. Они социально адаптировались, общались между собой, женились, рожали детей — короче говоря, у них была жизнь. После распада СССР все рухнуло. У ВОС больше нет таких возможностей, хотя они все равно в меру своих сил много помогают слепоглухим — рассказывает руководитель направления по информационному и научному развитию Фонда помощи слепоглухим Юрий Пущаев. — Если детям успешно помогают в Сергиево-Посадском детском доме (там и сейчас очень хорошие педагоги, условия, технологии, например, детей на лето на Черное море вывозят), то, вырастая, слепоглухие оказываются по факту никому не нужны. Как говорят сами тамошние педагоги, «получается, что мы работаем в яму».

Взрослым слепоглухим везет, если они попадают после интерната обратно в семью. И то — они часто замыкаются в своем мирке, где никакого выхода, общения… Если же им некуда деваться, их отправляют в интернаты для престарелых, или вообще в психоневрологические — практически на угасание и медленное умирание.

Специальная литература полна жутких описаний: двадцатидвухлетний слепоглухой парень не умеет даже ходить, может сам только есть, до туалета его водят. Он целыми днями сидит и раскачивается на диване, единственное развлечение — надевает на голову кастрюлю и по ней стучит — какая-то вибрация… Он стал умственно совершенно неразвитым, потому что им специально не занимались — не учили дактильной азбуке или языку жестов хотя бы.

Сарапул — осколок советского благополучия

Сейчас есть только одно место, где помощь и адаптация слепоглухих осуществляется на если не советском, то близком к тому уровне — город Сарапул, Удмуртия. На предприятии «Промтехника» еще с 70-х годов работают слепоглухие. В советские годы у «Промтехники» было сорок постоянных слепоглухих сотрудников. Теперь — только десять. Кто-то, конечно, просто ушел на пенсию — зарплата и пенсионное пособие по размерам сопоставимы.

Сегодня Министерству труда поручено разыскать средства на строительство при предприятии нового дома на сто сорок квартир, где можно было бы расселить других слепоглухих. По словам Юрия Пущаева, это нужно, чтобы рассосалась пробка в Сергиево-посадском доме для слепоглухих детей:

— Многие выпускники не хотят уезжать в интернаты и всеми силами стараются остаться там. А что с ними делать дальше — не совсем понятно.

Сарапул — пилотный регион. Если там получится — можно будет говорить о создании аналогичных центров в других районах.

Кто помогает слепоглухим?

О том, что детей вообще жалеют больше, говорят все благотворители. Можно объявить сбор помощи ребенку, нуждающемуся в сложной операции. Можно собирать деньги на поддерживающую терапию больному ребенку. Помогают многодетным семьям. Помогают детям-сиротам.

Куда сложнее помочь взрослым. Например, чтобы помочь бездомным, проводятся акции типа благотворительного стриптиза. Но бездомный в конце концов сам может придти и попросить о помощи. Слепоглухой — не может.

— Слепоглухота — тяжелейшая по последствиям инвалидность, — объясняет Юрий Пущаев. — Если человек слепой, он слышит, если глухой — видит. Если оборваны оба канала связи — как с ним общаться? Если ребенок — как его учить? Эти инвалиды даже не могут о себе заявить. Если к ним никто не придет и не протянет руку помощи, то многие так и останутся в пределах семьи. Человек просто теряет возможность находиться в человеческом мире, если ему не помогать специально, он из него и выпадет.

Общество социальной поддержки слепоглухих «Эльвира» существует уже двадцать лет. Помогают обществу мало, причем в основном не частные жертвователи, а государственное ВОС (центром или базой «Эльвиры» очень долго был и до сих пор во многом остается институт «Реакомп», учреждение ВОС) и чиновники. Помогает партия «Справедливая Россия». Помогает Сбербанк России: каждый год выделяется 20 тысяч долларов. Но в обществе около тысячи пятисот членов, у него шестнадцать региональных отделений. Этих денег не хватает. Люди работают не за крохотную зарплату (на которую денег зачастую тоже не хватает), а за идею.

Загорский эксперимент

«Эльвиру» возглавляет кандидат философских наук Сергей Алексеевич Сироткин. Он сам — слепоглухой. В юности стал участником так называемого «Загорского эксперимента», который проводили педагог А. И. Мещеряков, философ-марксист Э. В. Ильенков и другие советские философы и психологи, загоревшиеся идеей того, что процесс обучения слепоглухого может открыть тайну рождения человеческой личности вообще.

Ильенков писал: «Воспитание „ума“ (способности мыслить) начинается в загорском интернате не с обучения языку, но с воспитания способности жить по-человечески, с вовлечения ребенка в активную жизнедеятельность по нормам человеческого бытия». Эксперимент состоял в получении четырьмя выпускниками загорского детского дома-интерната для слепоглухонемых детей высшего образования. Для необычных студентов была создана особая группа, к каждому приставлен личный секретарь, выделена соответствующая литература. В итоге Наталья Корнеева, Юрий Лернер, Сергей Сироткин, Александр Суворов (и сегодня известный ученый, психолог и педагог, разработчик теории инклюзивного образования) успешно закончили психфак МГУ.

Советские философы полемизировали с философами-идеалистами — например, Эрнстом Кассирером и Уильямом Джеймсом, которые на примере слепоглухих утверждали первостепенное значение языка в воспитании и формировании личности. Философский эксперимент позволил сделать широко известным Сергиево-посадский (тогда Загорский) детский дом для слепоглухих детей.

А Сергей Алексеевич Сироткин принял на себя эстафету помощи таким же, как он — слепоглухим.

Фонд и Дом

Сейчас ситуация улучшается. В мае 2013 создан Фонд помощи слепоглухим, который, как предполагается, будет помогать слепоглухим инвалидам по всей стране. Именно в его планы входит строительство нового дома в Сарапуле, проведение клубных встреч, просто финансовая помощь слепоглухим, приобретение специальных средств — слуховых аппаратов, компьютеров с брайлевской клавиатурой и брайлевским экраном, услуги тифлосурдоперевода…

Поддержку в поиске финансирования оказывает учрежденное правительством РФ Агентство стратегических инициатив http://asi.ru/.

Патронирует фонд Андрей Рэмович Белоусов, бывший министр экономического развития РФ, ныне советник Президента, прихожанин храма Казанской иконы Божией Матери, при поддержке которого и создан «Дом слепоглухих».

Дом возник месяц назад — действительно, дом, трехэтажный, деревянный. Храм — через дорогу. Скоро передадут еще одно здание. За этот месяц в доме уже прошли компьютерные курсы для слепоглухих. Здесь же пройдут курсы тифлосурдопереводчиков (дактильная азбука). Но главное — здесь будут проходить комплексную (в том числе социальную и духовную) реабилитацию слепоглухие инвалиды.

— Сейчас здесь живет одна слепоглухая женщина, — приводит пример Юрий, — у нее сложная семейная ситуация. Ее изгнала из дома собственная дочь, плюс она попала в руки иеговистов. Когда она попала в Дом, она производила впечатление неживого человека — а здесь ожила.

Инвалиды, которых нет

Постоянно в Доме слепоглухие проживать не будут (предполагается, что центр помощи — предприятие в Сарапуле) — он рассчитан человек на двадцать максимум. А слепоглухих в стране значительно больше. Но сколько — неизвестно.

— По экспертным оценкам на сто тысяч населения в Европе приходится семь-восемь слепоглухих. Значит, у нас их должно быть десять — двенадцать тысяч, — считает Юрий. — В обществе «Эльвира» на учете состоит полторы тысячи слепоглухих. Проблема в том, что сейчас мы их ищем через общество слепых или общество глухих. Потому что до сих пор юридически такой инвалидности, как слепоглухота, не существует. А это уникальная инвалидность с совершенно особыми последствиями. Тут нужны особые методы реабилитации, особый уход…

Крайняя слева — Наталья Владимировна Голован

Андрей Андреевич Марков, председатель регионального отделения «Эльвиры» в Ленинградской области, бьет тревогу: слепоглухие не посчитаны, работать с ними сложно.

— Мы не знаем, сколько их в России. Медучреждения зачастую скрывают, ссылаясь на врачебную тайну. Но пока не выявлены люди, не выявлена и проблема. Чем позже выявлен слепоглухой — тем позже начинается работа по его реабилитации. Если не велась работа со слепоглухим ребенком, его главное чувство — осязание — недостаточно развито. И какие будут результаты?

Валентина Ивановна Серегина, член правления общества «Эльвира» (город Орск, Оренбургская область), считает, что на сегодняшний день проблема признания слепоты как отдельного вида инвалидности — экстренная.

Действительно, на сегодняшний день слепоглухой человек может либо получить инвалидность по глухоте и встать на учет в общество глухих, либо по слепоте — и встать на учет в общество слепых. Помощь может оказаться неадекватной: «глухому» могут дать бесплатный телевизор, а «слепому» — радио.

Ты не видишь — тебя не видят; ты не слышишь — тебя не слышат

До недавнего времени профессии тифлосурдопереводчика вообще не существовало в списке специальностей. Прорыв в юридическом поле произошел только в июне 2013 — тифлосурдоперевод ввели в закон о социальной помощи инвалидам. В круг обязанностей тифлосурдопереводчика входят не только услуги перевода, но и сопровождение слепоглухих.

Надежда Владимировна Голован, вице-президент общества «Эльвира», сама не видит и не слышит. Общается она преимущественно жестами. Если она хочет докричаться до собеседников, она может и закричать. Язык жестов отличается от устной речи большей экспрессией. Может даже показаться, что его носитель — человек нервный, даже агрессивный.

— Поймите, без зрения и слуха — это все равно, что без рук и без ног, — доносит Надежда Владимировна через переводчика. — Общение жестовиков разное, как почерк — бывает красивое и не очень. У меня проблемы с речью, как у всех жестовиков — у нас здоровое сознание, но примитивная речь. Я могу переписываться по интернету, но пишу не очень грамотно. Я очень стараюсь привлекать зряче-слышащих, а они удивляются и не понимают.

Недостаток тифлосурдопереводчиков, по ее наблюдениям, приводит к парадоксальному результату: многие жестовики в России более адаптированы, чем в Европе.

Но это ненормальная адаптация. Светлана Дубровская, председатель белгородского регионального отделения «Эльвиры», тоже слепоглухая, утверждает: слепоглухим обязательно нужен сопровождающий!

— Для слепоглухих обязательно нужен переводчик или сопровождающий. Я пишу просьбу на бумажке — мне пишут в ответ. А что мне это дает? Или, например, в автобусах я даже нужную купюру дать не могу, путаю десятирублевую бумажку с пятидесятирублевой.

Дело Церкви

— Общение со слепоглухими людьми довольно трудное. По статистике люди, работающие со слепоглухими, в среднем не выдерживают более двух лет — выгорают, — предупреждает об опасностях Юрий Пущаев. — Нужны люди с жертвенной психологией. Чтобы постоянно находиться со слепоглухими, нужно иметь массу терпения и понимания. Есть соблазн повести их как маленьких детей, но они страшно не любят, когда ими руководят — взрослые же люди. Нужен баланс между помощью и пониманием, что это самостоятельная личность.

До середины XIX века слепоглухими и занималась преимущественно лишь Церковь, рассказывает Юрий. Дактильную азбуку (каждой букве соответствует определенное положение пальцев) впервые придумали испанские монахи в XVI веке. Еще в конце XVIII века консилиум врачей в Англии признал одного слепоглухого мальчика в принципе необучаемым. Только к середине XIX века в Америке впервые смогли обучить двух девочек так, чтобы они могли говорить, читать. Одна из них, Елена Келлер, стала знаменитой писательницей.

Интересно, что даже среди философов образованием слепоглухих детей занимались только носители квази-религии — марксисты. Видимо, справиться с таким напряжением под силу только человеку религиозному…

Клирик храма Казанской иконы Божией Матери священник Лев Аршакян утверждает:

— Путь помощи слепоглухим — это путь Церкви. Не скоро соцзащита у нас начнет работать как в Швейцарии. А может, и вообще не начнет. Ведь если начнет, то и молиться будет незачем. Если мы сумеем показать государству, что мы — организация, которая не ищет ни славы, ни прибыли, мы сможем стать ему помощниками.

Отец Лев познакомился с Сергеем Сироткиным в Иерусалиме еще в 1999 году, а потом стал исполнительным директором «Эльвиры». Сейчас он председатель правления Фонда помощи слепоглухим.

Седьмое чувство

Преимущество для православных в Доме слепоглухих делаться не будет — он открыт для людей всех вероисповеданий или вовсе неверующих. Для членов общества «Эльвира» организуются в том числе и паломничества, но навязываться они не будут. Просто любые проявления общинной жизни идут слепоглухим на пользу — так они учатся взаимопониманию и общению.

Вице-президент ОСПСГ «Эльвира» Сергей Флейтин

Среди слепоглухих много верующих. Отец Лев, духовник общества «Эльвира», говорит, что, скорее всего, это какая-то компенсация отсутствующих органов чувств.

— С Богом у них личные отношения. Многие из них говорят, что всегда знали Его… Эти люди чувствуют мир в целом обостренно. Не всегда эту обостренность удается понять. Мир слепоглухих — особый, замкнутый. Попасть в него не так просто. Это недоступный для нас механизм мышления, отношений, ориентации. Но они прекрасно чувствуют людей, опасность, у них великолепно развита интуиция.

Компенсация слуха и зрения происходит за счет осязания (кстати, они могут работать прекрасными массажистами) и какого-то седьмого чувства. Мне тут рассказывали про слепоглухого рыбака — он ловил рыбу лучше, чем зрячие, реагирующие на поплавок. На Святой земле Сергей Алексеевич Сироткин первым «увидел» сошествие Благодатного огня. Видимо, такие люди ощущают особую вибрацию.

Именно тогда отец Лев и познакомился с миром слепоглухих. И именно этот мир привел его к священству.

— Я стоял только на пути воцерковления, когда впервые поехал на Святую Землю. Там я познакомился с Сергеем Алексеевичем Сироткиным и его женой Эльвирой, ныне покойной (в крещении она Татьяна). Тогда всю нашу группу паломников тронула до слез эта пара, всегда бывшая вместе, рука в руку. Промелькнула мысль: как хорошо, что у этих людей открыты зрение духовное и слух духовный!

Через год Татьяна умерла, а Сергея она почти впрямую перепоручила мне. А я тогда занимался предпринимательством, производством товаров народного потребления, торговлей… Попытался заниматься социальной торговлей, чтобы помогать слепоглухим — понял, что ничего не получается, и ушел в храм. Сначала старостой, а затем и священником стал.

Отец Лев говорит, что мысль об обостренных духовных чувствах у слепоглухих сегодня горит в нем с новой силой.

Если кто-то из наших читателей захочет помочь Фонду, который в ней очень нуждается, то вот его реквизиты:

Адрес: 143396, Москва, поселение Первомайское, д. Пучково, д. 1А

«Черная живопись» глухого Гойи — художника, который создавал самые мрачные картины всех времен



Абсолютно точно нет ни одного человека, который глядя на творения Гойи остался бы равнодушным или хотя бы не поразился увиденному. Но не все рискнут даже взглянуть на эти фрески. «Черная живопись» Франсиско Гойи была создана более 200 лет назад, но и по сей день поражает своей фантастичностью и ужасом.


«Черная живопись» (по-испански: Pinturas negras) — это название цикла из 14 фресок Франсиско Гойи, выполненных на стене его дома. Написал эти настенные фрески художник в период между 1819 и 1823 годами. Они описывают тяжелые психологические темы, отражающие его безумие и мрачный взгляд на человечество. Ни одна из фресок не была названа самим Гойей, историки искусства самостоятельно предоставили им имена и собственные интерпретации каждого произведения.

История «Дома глухого»

В 1819 году, в возрасте 72 лет Гойя переехал в двухэтажный дом за пределами Мадрида, который назывался «Дом глухого». Названный в честь своего предыдущего глухого владельца, Гойя также переехал в это жилище практически оглохшим (последствия лихорадки, которой художник переболел в 46 лет). Считается, что Гойя намеренно купил этот дом для совместного проживания с Леокадией Вайс, вдали от чужих глаз, ведь ее спутница все еще была замужем за Исидоро Вайс. Гойя создал фрески поверх обоев, которые покрывали стены виллы. «Черная» композиция Гойи основывалась на сельских сценах и небольших фигурах, описанных из окружающих пейзажей. Стены комнат дома он покрыл 14-ю темными, исполненными масляными красками панно фантастического характера. Семь изображений находились на первом этаже и 7 на втором. Расположенные на стенах скромного жилища, эти фрески напоминают огромные станковые полотна. Необычна и палитра, в которой преобладают оливково-серые и черные краски с редкими тревожными пятнами белого, желтого и розовато-красного.


Схема первоначального размещения Мрачных картин в Кинта-дель-Сордо.

Сейчас эти изображения находятся в музее Прадо в Мадриде. В современности Гойя считается одним из трех титанов-испанцев постоянной экспозиции Прадо вместе со своими кумирами Диего Веласкесом и Питером Паулем Рубенсом. Есть мнение, что эта работа прокладывает мост между этими старыми мастерами и великими современниками, пророчествуя экспрессионизм и сюрреализм.

«Дом глухого»

Причины создания самой мрачной живописи в истории

После наполеоновских войн и внутриполитических беспорядков в Испании Гойя стал довольно жестоко относится к человечеству. Ситуация в стране повлияла на то, что художник воспринял все сопровождающие эмоции террора, страха, истерии и отразил их особенно ярко именно в «Черной живописи». Темное, зловещее начало господствует в фресках «Дома глухого», где изображения возникают, как в кошмарном сне. Темы произведений «Черной живописи» мрачны: зло, жестокость, невежество, смерть.
Помимо политических факторов, на живопись повлияли и личные трагические причины: он пережил две смертельные болезни и становился все более беспокойным, опасаясь рецидива. Используя масляные краски и работая прямо на стенах своей столовой и гостиной, Гойя создавал работы с темными, тревожными темами. Фрески не были заказаны и не должны были покинуть его дом. Вполне вероятно, что художник никогда не предназначал эти фрески для публичной демонстрации.

Самая известная и страшная фреска

Возможно, самая известная и страшная из цикла фреска — это «Сатурн, пожирающий своего сына» — описывает Титана Кроноса (Сатурна в римской мифологии), отца Зевса, съедающего одного из своих детей. Опасаясь пророчества о том, что один из его детей свергнет его, Сатурн съел каждого из своих детей после рождения. Гойя изображает этот акт каннибализма с поразительной дикостью. Фон черный, в то время как конечности и голова Сатурна, кажутся яркими и выскакивают из тени. Глаза Сатурна огромные и действительно зловеще ужасные.
Фрески Гойи — необычны и уникальны. Они вполне могут быть поставлены в цепь развития произведений монументальной живописи.



«Черную живопись» написал художник, творящий в своем собственном пространстве и времени, никому ничего не сообщающий и выражающий себя в одиночестве. Результаты остаются такими же личными, неизгладимыми и запутанными, как сны. Произведения Гойи сохраняют волнующую современность, вдохновляя многих передовых художников мира на создание шедевров.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *