Я это читал но меня это не касалось или ни слова про политику.частьII

Продолжу.
Как выяснилось, в отделении, которым руководит профессор Андрей Черниченко в Московском научно-исследовательском онкологическом институте им. П.А. Герцена, аппарат EHY­-2000 стоимостью 16 миллионов рублей, бесплатно предоставленный в безвозмездное пользование для клинических исследований, простоял без применения больше года. Вопрос, что же мешало доктору наук в течение этого времени заняться «тщательным исследованием» онкотермии, — повис в воздухе. Сколько десятков лет ему надо для этого? И почему директор института (он же главный онколог Минздрава) Валерий Чиссов не обращал на эту, так называемую, халатность своего подчиненного никакого внимания. И тот, и другой ежедневно видели десятки и сотни, умирающих от рака людей, которые приехали к ним за помощью. Ученые разводили руками, многозначительно поджимая губы, в то время как исцеляющий аппарат стоимостью полмиллиона долларов пылился на складе.
Грузите деньги чемоданами!
Налицо позитивные результаты по практическому использованию метода онкотермии, но профессор Черниченко перед вынесением резолюции сбежал с заседания. А конференция постановила рекомендовать Минздраву провести рандомизированные исследования онкотермии с последующим внедрением в лечебные учреждения страны. На тот момент меня шокировало странное поведение представителя главного онколога страны и одновременно директора Московского онкологического института имени Герцена, который, как говорится, должен идти в своей специализации впереди планеты всей.
Конструктивный ответ я получил лишь спустя несколько месяцев, когда 11 февраля 2013 года заместителя директора этого института Сергея Безяева оперативники задержали с чемоданом денег. Безяев в беседе с коммерсантом гарантировал ему заключение госконтракта на поставку дорогостоящего медицинского оборудования для нужд института, на которое государство выделило баснословные суммы. Полученный Безяевым «откат» в 29 млн. рублей — примерно 10% от всего контракта. Кстати, этот господин отправил SMS дочери главного онколога Минздрава России Валерия Чиссова, чтобы она приезжала за деньгами. Мадам приехала, и также была задержана. Сам Чиссов от комментариев отказался, но в тот же день уволился со всех должностей. Выяснить и доказать его причастность к данному вымогательству еще предстоит следствию. Ведь дочь не могла заниматься подобными вещами без ведома папули.
Ну что ж, не повезло, думали их не коснется.
Что изменилось с той поры?
24 декабря 201Виталий Кармазин http://www.vesti.ru/doc.html?id=2836667
Как главный онколог и его сын наживаются на онкоцентре Блохина
Во французской Ницце, что на Лазурном берегу, российской Академии наук потребовалось открыть свое представительство. Зачем? Науке это неизвестно. Ницца — курорт. Неподалеку там есть славное казино в Монте-Карло. Рядом, в Каннах, проводят знаменитый кинофестиваль. А вот наука… Может, где-то она там и прячется. Может, что-то и откроют. Тем более что о представительстве там других академий ничего неизвестно. Значит, наши будут вне конкуренции. Значит, есть лишние деньги.
Между тем в центре внимания Счетной палаты оказался онкоцентр имени Блохина на Каширке. Что Счетная палата выявила там в ходе проверки? Что от Каширки до Смоленщины возвели отец-академик и сын-член-корреспондент Давыдовы?
Заснеженные смоленские леса. Небольшая деревенька в 200 километрах от Москвы. Три века она называлась Безобразово, пока несколько лет назад обширные угодья не выкупили новые хозяева. С их легкой руки на въезде появилась табличка: Давыдово.
Главный онколог страны, академик, директор онкоцентра имени Блохина Михаил Иванович Давыдов, по словам местных жителей, основал эту свою латифундию здесь лет пять назад. Настроил домов. Нанял охрану. Отгородился высоким забором и начал разводить оленей и кабанов для охоты.
Об охотхозяйстве, может быть, никто и не узнал бы, если бы не кабаны, которые сбегали из Давыдово и массово уничтожали огороды местных дачников.
«Территория огороженная. У него там всякие коттеджи, озера с рыбой, зверье, свой зоопарк, грубо говоря», — рассказывают местные жители. А еще личный теннисный корт — его видно с высоты птичьего полета – баньки, своя асфальтированная дорога, что для местных деревень вообще роскошь.
Посторонним сюда вход воспрещен, но каждые выходные в вотчину приезжает кортеж из Москвы. Гнездо родовое — вполне официально соучредителем охотхозяйства значится сын онколога Михаил Давыдов-младший, к 30 годам ставший директором целого НИИ на базе папиного центра. Недавно 31-летний врач был избран еще и член-корреспондентом Российской академии наук.
«Я — самый молодой член-корреспондент. Была поддержка. Я этого не скрываю. Это вполне нормальное ощущение любого отца, который хочется передать дело сыну», — признался Давыдов-младший.
На вымогательстве денег с пациентов врачей центра Блохина уже ловили. Онколог высшей категории, профессор, доктор медицинских наук, руководитель целого хирургического отделения Михаил Кропотов попался в прошлом году. По словам следователей, он должен был сделать бесплатную операцию по квоте, но сделал за 350 тысяч рублей. Еще одно следствие бизнес-практик наверху? А ведь этот центр — чуть ли не единственная надежда многих больных раком, в том числе детей. Он носит имя своего основателя, выдающегося советского ученого Николая Блохина, который внес неоценимый вклад в развитие отечественной онкологии и, к слову, член-корреспондентом Академии медицинских наук великий Блохин стал только в 40 лет.

Лечение рака в Израиле

Структура онкоцентра

Крупнейший в Израиле Онкологический центр «Давидов» (Davidoff Cancer Treatment and Research Center) входит в структуру многопрофильного Медцентра имени Ицхака Рабина. На сегодняшний день в этой больнице оказывается всесторонняя помощь 25% пациентам страны с онкологическими диагнозами. Онкоцентр «Давидов» пользуется авторитетом у больных из разных стран мира.

Руководство онкоцентром осуществляет профессор Барух Бренер – известный израильский онколог. Сферой углубленной специализации профессора является терапия онкопатологий желудочно-кишечного тракта и внедрение новых технологий лечения рака в Израиле.

В стенах онкологического центра «Давидов» больные раком пациенты могут получить весь комплекс медицинских услуг, необходимых для восстановления либо поддержки здоровья, в зависимости от своего состояния. В комплекс услуг для пациентов входит и ранняя диагностика болезни, и хирургическое лечение, и комплексная антирецидивная терапия, и паллиативное лечение река. По желанию больные с онкологическими диагнозами могут принять участие в клинических испытаниях новых лекарственных препаратов (только граждане Израиля). Подобные испытания, как неотъемлемая часть масштабных научно-исследовательских проектов международного значения, проводятся в онкологической больнице «Давидов» постоянно.

В структуру онкоцентра «Давидов», ведущей онкологической клиники в Израиле, входят следующие специализированные направления:

  • Гематология и онкогематология;
  • Нейроонкология;
  • Лучевая терапия;
  • Химиотерапия;
  • Диетология;
  • Паллиативная терапия;
  • Вспомогательная альтернативная (интегративная) медицина;
  • Стационар и Амбулаторные блоки;
  • Лаборатории;
  • Отдел клинический испытаний.

Отделение гематологии и онкогематологии – один из наиболее значительных израильских центров по лечению заболеваний крови доброкачественного и злокачественного характера. В отделении предоставляется комплексная помощь больным с такими диагнозами, как лейкоз, анемии различного происхождения, раковые поражения лимфоидной ткани, амилоидоз, множественная миелома, гемофилия и прочие расстройства свертываемости крови, а также с рядом других заболеваний крови.

Пациенты могут воспользоваться широким диагностическим потенциалом отделения. Среди терапевтических процедур предлагаются современные технологии гемотрансфузии и экстракорпоральной детоксикации, трансплантация костного мозга, методики лечения рака и других болезней с использованием естественных ресурсов организма, новые фармакологические препараты, а также самые передовые техники радиотерапии.

Отделение лучевой терапии – подразделение, в рамках которого используются наиболее передовые среди внедренных на сегодняшний день методик облучения. Онкоцентр «Давидов» располагает высокотехнологичными системами для применения лучевой терапии, в частности – 7 ускорителями последней генерации, два из них не имею аналогов в стране.

Наличие передового оборудования дает возможность осуществлять лечение рака в Израиле по самым инновационным технологиям. Среди них успешно применяется:

  • IMRT – точно дозированная лучевая терапия с модулированной интенсивностью. Ее использование обеспечивает подачу к опухоли больших доз облучения с высочайшей степенью фокусировки, что предупреждает повреждение окружающих тканей.
  • IGRT – техника облучения движущихся в процессе дыхания опухолей (к примеру, в легких).
  • SBRT – стереотаксическая лучевая терапия, обеспечивающая эффективную подачу доз облучения к труднодоступным и неоперабельным опухолям печени, поджелудочной железы, легких и желчного пузыря.
  • SIRT – способ внутритканевого облучения (брахитерапии). В ходе его применения используются микроносители радиоактивного излучения SIR-сферы, который проводятся через бедренную артерию к месту локализации опухоли.

Отделение химиотерапии – важнейшая составляющая комплексного лечения рака в Израиле. Ежедневно сотням больных в амбулаторном режиме проводится введение фармакологических препаратов с цитостатическим эффектом. В отделении эффективно применяются самые современные протоколы адъювантной и неадъювантной химиотерапии. Предпочтение отдается лекарственным средствам новой генерации, которые обеспечивают достижение положительного результата и минимум побочных эффектов.

Отделение диетологии – вспомогательное подразделение онкоцентра, специалисты которого помогают пациентам преодолеть побочные эффекты, возникающие в ходе лечения рака, в частности – потерю аппетита, тошноту, рвоту. Также специалисты-диетологи онкологической клиники «Давидов» разрабатывают для пациентов индивидуальные программы питания, обеспечивающие быстрое восстановление организма после лечения.

Отделение паллиативной терапии – необходимая составляющая в лечении онкологии в Израиле у пациентов в тяжелом состоянии. Для облегчения состояния пациентов применяется широкий спектр обезболивающих препаратов, радиотерапевтические методики, эндоваскулярные техники разблокировки закупоренных вследствие роста опухоли сосудов, эндоскопические методики хирургии для снятия симптомов болезни и улучшения качества жизни.

Отделение интегрированной медицины – дополнительное структурное подразделение онкологической больницы в Израиле, задачей специалистов которого является стимуляция внутренних резервов организма пациента на борьбу с болезнью. Среди методик, используемых в рамках данного направления, можно выделить йогу, массаж, акупунктуру, гипноз, витаминотерапию.

Амбулаторные блоки – поликлинические подразделения онкологического центра в Израиле, специалисты которых консультируют пациентов касательно необходимой программы диагностики, а также перспектив лечения рака в Израиле. В частности, предоставляется помощь пациентам со злокачественными опухолями молочной железы, легких, головного мозга, мочевыводящих путей, шеи и головы, трахеи и бронхов, ЖКТ, печени и желчных протоков, почек, мужских и женских репродуктивных органов.

Михаил Давыдов: хирургу нужно быть успешным в профессии

— Михаил Иванович, прошло два года, как вы покинули пост директора ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, скажите, пожалуйста, вы изменились за это время?

— Нет, я все тот же, с чего я должен меняться? Смешно меняться в 72 года! Что есть, то есть, ничего не стало лучше, надеюсь, ничего не стало и хуже.

— А есть что-то, о чем жалеете или, наоборот, гордитесь?

— Я ничем не горжусь и ни о чем не сожалею. Это слабая позиция мужчины, который начинает задним числом о чем-то сожалеть и чем-то там еще гордиться. Я всегда делал то, что считал нужным, это моя принципиальная позиция. Я никогда не стану заниматься тем делом, которое мне не было бы интересно, не воодушевляло меня на подвиги.

— Вы продолжаете до сих пор оперировать?

— Да, я еще не потерял интерес к экстремальным ситуациям. Как полковой конь, заслышав зов трубы, готовится к галопу, так и я, увидев сложную ситуацию, тянусь поучаствовать в ней и помочь решить.

Бывают дни, когда я делаю две-три операции. Это для меня не нагрузка, я легко оперирую и получаю от этого удовольствие, если можно так сказать, что можно получить удовольствие от операции. А можно, оказывается, если она эстетичная, если она элегантная, если люди, которые смотрят на операцию, получают удовольствие от того, как ты оперируешь. Играть на скрипке можно так, что зубы будут болеть, а можно проникать в саму душу слушателя, точно так же и в хирургии.

— Как вы считаете, легкость в операции — это ваш опыт или отношение к операции?

— Естественно, опыт и та хирургическая школа, которую я получил на сегодняшний день, которую затем развил. Я не только получил, я сильно развил эту школу, можно даже сказать сильно изменил. Это позволяет делать элегантные операции, собственно в этом и привлекательность для хирурга.

Точно так же и ко мне ходят до сих пор посмотреть на сложные операции, как они выполняются, потому что это опасные операции, несущие в себе очень много рисков. Я один из разработчиков хирургии пищевода — одного из самых драматических разделов в хирургии.

— Как вам это удалось?

— В свое время один из классиков хирургии пищевода Борис Петровский сказал на конгрессе, что все крупные киты хирургии сломали себе зубы на пищеводе и утешились в сердечно-сосудистой. В то время было много неудач, много смертей.

Был замечательный хирург, я у него учился в ординатуре и аспирантуре на базе подольской больницы, Григорий Рафаилович Ойфе. Это был гигант того времени, ученик известного хирурга М.А. Кимбаровского и нес школу онкохирургии живота, которую я впервые увидел в его исполнении. На тот момент меня интересовала хирургия грудной клетки и хирургия живота.

Тогда были конкурирующие с хирургическими методы лечения, в частности, лучевая терапия, которая давала некоторые эффекты. Затем появилась идея многоэтапных операций, разнести одну операцию по частям, чтобы она была переносима для пациентов. Я отказался от этого сразу, сказал, что нечего оперировать пациента четыре раза. Он живет год, а оперируем мы его полтора, такое растянутое ожидание восстановления — бессмыслица. Я начал настаивать на одномоментных операциях, которые и разрабатывал потом, за счет чего получал массу дружеских тумаков в разные места тела от руководства.

Но, тем не менее, бить то били, но не убивали, они подвергали меня жесткой критике и мотивировали еще больше пытаться решать эту проблему, что мне в итоге и удалось.

— Что нужно, чтобы так долго не терять интереса к профессии, не выгорать?

— Во-первых, нужно быть успешным в этой профессии, потому что если ты неудачник, если ты неуспешен, то эта профессия тебя недолго будет привлекать и оценка окружающих тебя коллег объяснит тебе, что с этим делом нужно заканчивать.

А во-вторых, нужно попасть в ту среду, которая учит, которая воспитывает. Когда ко мне пришли мои первые студенты, я понял, что учить их нужно не только медицине, но и объяснять, как себя вести в жизни, что нужно быть порядочным и серьезным человеком, чтобы вызывать доверие пациентов и доверие коллег.

Поэтому здесь, мне кажется, успешность доктора на начальных этапах развития и в последующем, по мере решения тех задач, которые перед ним ставит руководство, и определяет его длительный интерес. А если он дожил до зрелого возраста и сохранил этот кураж, наверное, и доказывает, что он очень успешен, многое знает и умеет, многое может показать.

Хирургия — не хорошая профессия и не плохая, она уникальная. Наверное, если бы я сегодня выбирал профессию, я бы не выбрал ее, не выбрал вообще медицину. Она стала непривлекательной с моей точки зрения.

Советский врач был романтиком, рвался оказывать помощь, помогать людям. А российский врач оказывает услугу. Вот мои учителя были другими, невнимание к больному тогда считалось преступлением, а сегодня это обычное дело. Человек пришел и заплатил, ты оказал ему услугу, он ушел. Вот и все, и нет проблем. Наша уникальная школа, к сожалению, теряется. Сейчас все бросились зарабатывать деньги, в такое «веселое» время мы живем.

— Что самое сложное в работе хирурга-онколога?

— Нельзя сказать, что есть что-то сложное, а что-то легкое, там все сложно.

Невероятно сложна полуправда, которую ты постоянно говоришь своим пациентам. Дело в том, что хирурги-онкологи, наверное, в 60% случаев делают операции, которые не приводят к излечению пациентов, они приводят к улучшению качества жизни, к ее продлению, но не к излечению. И вот эта постоянная полуправда, которую ты должен доносить до пациента, о том, что все будет хорошо, конечно, накладывает определенный отпечаток.

Второе, это трудность принятия решения за пациента, потому что когда начинаешь операцию на грани фола, то не знаешь, чем это для него закончится. Принимаешь решение ты, и вот эта ответственность, конечно, давит. Я несколько раз слышал: «Вот вы такой храбрый, потому что вы не рискуете своей жизнью, вы рискуете жизнью своего пациента». Это правда, хотя не чистая правда, потому что рискуем мы и рискуем своей репутацией. Ты сделал одну операцию — у тебя труп, ты сделал вторую — у тебя труп, ты сделал третью — труп. И тебе скажут, что ты сумасшедший, иди торгуй сосисками у метро.

— Хороший онкохирург — какой он?

— Как учится хирург? Он копирует своего шефа всегда. И поэтому каким он стал, зависит от того, какая у него была школа и что он из себя представляет, по существу. Потому что невозможно научить человека, который не хочет учиться или если у него нет способностей. Учатся не у тех, кто учит, а у кого можно научиться.

Мне повезло, у меня были замечательные учителя. Это Николай Николаевич Блохин, Борис Евгеньевич Петерсон, Николай Иванович Пирогов. Они все блистательные хирурги. Когда я видел каждого из них, я каждый раз говорил себе: «Миша, начинай все сначала, ты ничего не умеешь». Это было трудно, когда ты уже молодой человек с амбициями, уже имеешь хирургическую активность, что-то уже делал успешно и тебе кажется, что ты уже достиг немыслимой высоты.

И вдруг ты видишь образец оперирования, где ты просто половину не понимаешь, что хирург делает, а делает виртуозно. И все ты понимаешь. «Миша, начинай все сначала, ты не готов», — вот так я себе говорил по жизни несколько раз.

— Как вы оцениваете российскую онкологию? Смогла она догнать западную?

— Это два разных вопроса. Как я оцениваю нашу онкологию и достигла ли она уровня западных врачей? Я скажу, что уровня западных врачей некоторые наши достигли, а некоторые даже превзошли западных онкологов.

Онкология для Запада — это терапевтическая дисциплина. Онкология в российском понимании, в советском понимании — это больше хирургическая дисциплина, потому что она давала шансы на излечение, особенно когда не было эффективных препаратов для лечения. Сегодня они появляются и создают некоторые основания рассчитывать на какой-то успех, но больших прорывов и сегодня нет.

Новые препараты иммунной терапии, на самом деле, дали большую надежду и правильное направление, потому что они мобилизуют иммунную систему человека для того, чтобы победить опухоль иным способом. Но, на самом деле, эффективность этой терапии не так высока, как хотелось бы, а хирургия по-прежнему является одним из преобладающих методов эффективного лечения.

Вопрос в своевременности операции, то есть опять возвращаемся к проблеме 50-летней давности, хорошо бы нам оперировать ранние опухоли. К сожалению, это и сейчас не получается и не будет получаться, потому что нужна системная работа в этом плане, чего, в общем-то, нет.

А по нашей онкологии, российской, думаю, что она и сейчас барахтается примерно на уровне 90-х годов, Хотя бравурные доклады от руководящего состава идут, мы побеждаем рак со страшной силой, но я что-то этого не вижу. По крайней мере, по той массе больных, с которыми я имею дело. По-прежнему запущенные случаи, по-прежнему проблемы в организации лечения. Почему это происходит? Да потому, что нет понимания у руководства, что такое онкология вообще, ее растащили по всем больницам. Сегодня только ленивый не берется лечить онкологию, а в свое время был порядок, занимались только специализированные учреждения. способные проводить все виды комплексного лечения.

Мы тянемся больше к западным образцам, где довлеет терапевтическое направление.

В российской онкохирургии очень много выполняется паллиативных, так сказать вспомогательных, операций, объема сравнимого с радикальными. То есть вместо того, чтобы наложить больному гастростому, ему уносят весь массив опухоли и делают пластическую операцию, меняя кардинально качество жизни, нередко спасая ему жизнь, потому что умирает он от осложнений первичной опухоли, а на Западе этого нет.

Первую шунтирующую операцию я сделал в 1983 году в Северной Корее, когда оперировал одного из руководителей страны. Неудалимая опухоль пищевода. Корейцы настаивали на том, что я должен выполнить операцию так, чтобы пациент ел через рот, а не через зонд. Я не знал, что мне делать, потому что никогда не выполнял эти операции. Но давление и мотивация были очень сильными, и я выполнил эту операцию без удаления, обойдя неудалимую опухоль пищевода, сумел переместить желудок и соединиться в сложнейших условиях верхней грудной апертуры. Пациент выжил и питался через рот.

— Что можете пожелать молодым онкологам?

— Совет мой — учиться, учиться и учиться, потому что основная масса, приходящая в онкологию, имеет слабую образовательную подготовку.

По сути, образование они получали уже у нас, мы их в процессе учили, тренировали, экзаменовали. И в итоге они, в общем-то, выросли довольно в крупных специалистов.

Образовательная программа является приоритетной: нужно ходить, смотреть, участвовать в дискуссиях, конференциях, где обсуждаются сложные случаи, на которых нужно учиться. Я сам учился на таких конференциях. Потому что, если вы пойдете на операцию, не имея никакой подготовки, вы ничего не поймете, вы должны иметь хорошую базу.

Хирурги должны ходить на операции: смотреть, копировать действия своего шефа, для них это единственный образец для подражания. Если они увидят лучший образец, то он станет примером. Если они не выросли в процессе обучения, значит, либо у них не было глаз, либо был никчемный шеф.

Хирургия — жесткая профессия высоких крайностей. Ты можешь быть интеллигентнейшим, милейшим, культурным человеком, но если при этом ты плохой хирург, то тебя не будет уважать даже ординатор. А наоборот, пьяница и нахал, но блестящий хирург станет объектом обожания.

Эмоции стоят во главе восприятия хирургии, как и профессионализм, и артистизм, и высокая точность исполнения всех приемов. Хирургия — это не просто разрезать и зашить, это таинство!

Михаил Иванович Давыдов (2001 по 2017)

Михаил Иванович Давыдов

Советский и российский учёный, хирург-онколог, профессор, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России, главный внештатный онколог Министерства здравоохранения России, академик и президент (в 2006—2011 годах) Российской академии медицинских наук, академик и член президиума Российской академии наук.

Лауреат Государственной премии РФ в области науки и техники (2002), Заслуженный деятель науки РФ. Главный онколог медицинского центра Управления делами Президента РФ, заведующий кафедрой онкологии Первого Московского Государственного Медицинского университета им. И.М.Сеченова. Член Европейского и Американского общества хирургов, член Международного общества хирургов, член Нью-Йоркской академии наук.

Биография

Родился 11 октября 1947 года в украинском городе Конотопе Сумской области, потомок ассирийских беженцев из области Гявар (Иран). В 1966 году окончил Киевское суворовское военное училище, отслужил 3 года в воздушно-десантных войсках. В 1970 году поступил в 1-й Московский медицинский институт им. Сеченова, там работал лаборантом на кафедре оперативной хирургии (1971—1973), окончил институт в 1975 году. Прошёл ординатуру (1975—1977) и аспирантуру (1977—1980) в Онкологическом научном центре им. Н.Н. Блохина АМН СССР. Защитил кандидатскую («Комбинированные резекции и гастрэктомии при раке проксимального отдела желудка») и докторскую («Одномоментные операции в комбинированном и хирургическом лечении рака пищевода») диссертации, получил учёное звание профессора. В 1986 году стал ведущим научным сотрудником торакального отделения. С 1992 года по 2016 год возглавлял НИИ клинической онкологии ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России. В 2001 году стал директором ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» Минздрава России.

В 2003 году принят действительным членом в Российскую академию наук, в 2004 году — в Российскую академию медицинских наук. В 2006 году избран президентом РАМН. Занимал этот пост до 1 марта 2011 года.

Научная деятельность

Научная и практическая деятельность академика Давыдова посвящена разработке новых и совершенствованию существующих методов оперативного лечения опухолей лёгкого, пищевода, желудка, средостения. Он разработал принципиально новую методику внутриплевральных желудочно-пищеводных и пищеводно-кишечных анастомозов, отличающуюся оригинальностью технического выполнения, безопасностью и высокой физиологичностью. За счёт применения медиастинальной и ретроперитонеальной лимфодиссекции улучшены результаты лечения рака пищевода, лёгкого, желудка.

М.И. Давыдов первым в онкохирургии стал проводить операции с пластикой полой вены, лёгочной артерии, аорты. Им разработан метод комбинированной резекции пищевода с циркулярной резекцией и пластикой трахеи при раке пищевода, осложнённом пищеводно-трахеальным свищом.

М.И. Давыдовым создана школа онкологов-хирургов, занимающихся вопросами уточненной диагностики и совершенствования лечения злокачественных опухолей с привлечением самых современных достижений различных направлений экспериментальной и практической онкологии. Под его руководством защищено 53 докторских и 50 кандидатских диссертации. Он является автором и соавтором более 900 научных работ, включая 34 монографии и 9 научно-методических фильмов.

Деятельность Михаила Давыдова отмечена Государственной премией РФ и званием Заслуженного деятеля науки Российской Федерации.

Награды и звания

1997 год – заслуженный деятель науки РФ.

2001 год – лауреат Государственной премии в области науки и техники за цикл работ «Хирургическое лечение сочетанных сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний».

2001 год – присуждена премия имени Т.И.Ерошевского за лучшую медицинскую работу в области медицинской геронтологии и гериатрии.

2002 год – награжден Орденом Почета.

2003 год – избран действительным членом (академиком) РАН по специальности «Физиология, онкология».

2003 год – Премия Правительства РФ в области науки и техники за цикл работ «Разработка и реализация современной стратегии и хирургической реабилитации больных в онкопроктологии».

2004 год – избран действительным членом (академиком) РАМН по специальности «Онкология».

2006 год – награжден Золотой медалью академика Б.В.Петровского «Выдающемуся хирургу мира» за большой вклад в развитие онкологии.

2006 год – награждён памятной медалью «50 лет НЦССХ им. А.Н.Бакулева РАМН» за большой личный вклад в развитие хирургии сердца и сосудов.

2007 год – награжден орденом «За заслуги перед Республикой Башкортостан» за особые выдающиеся заслуги перед Республикой Башкортостан в области медицины, за заслуги в деле укрепления мира, дружбы и сотрудничества между Россией и Республикой Башкортостан.

2008 год – лауреат премии «Триумф-наука» в области наук о жизни и медицины.

2009 год – награжден орденом «За заслуги» III степени за особый вклад в развитии украинско-российский взаимоотношений в области медицины, плодотворную научную и практическую деятельность.

2010 год – награжден Орденом «За честь, доблесть, созидание, милосердие» и дипломом международной Премии «Профессия-жизнь» в номинации «За выдающийся вклад в развитие клинической медицины в области онкологии».

2010 год – награжден Орденом «Звезда экономики России», а руководимому Давыдовым М.И. Российскому онкологическому научному центру им. Н.Н. Блохина РАМН присвоено звание «Лидер экономики», как предприятию-лидеру, лучшему представителю отрасли.

2011 год – награжден золотой медалью им. А.Н.Бакулева, дипломом и Премией им. А.Н.Бакулева «За выдающиеся достижения в онкологии и новаторские работы в лечении интерактивной (с сердечно-сосудистой) патологии».

2012 год – решением Мэрии города Тбилиси академику М.И.Давыдову присвоено звание «Почетный гражданин города Тбилиси» за особый вклад в развитие российско-грузинских взаимоотношений в области медицины, организацию и развитие онкологической службы Грузии, подготовку высококвалифицированных врачей-онкологов, плодотворную научную и практическую деятельность и в связи с 65-летним Юбилеем.

2013 год – Почетный член академии художеств России (постановление Президиума академии художеств России от 24.12.2013г).

2014 год – лауреат российской премии Людвига Нобеля.

2015 год – Главный онколог МЗ РФ, академик РАН Михаил Иванович Давыдов избран Почетным доктором Института экспериментальной медицины за выдающиеся достижения в онкологии.

2016 год – награжден орденом «За заслуги перед отчеством IV степени» за выдающиеся достижения и заслуги в развитии отечественной онкологии.

Книги и сборники

Наименование работы

Название издательства, год издания

Соавторы

Современные принципы выбора лечебной тактики и возможности хирургического лечения немелкококлеточного рака легкого

В кн.: Новое в терапии рака легкого gпод. ред. Н.И. Переводчиковой (терапия рака легкого начала ХХI века), Москва, 2003, с. 41-53

Полоцкий Б.Е.

Внутриплевральная колоэзофагопластика в лечении больных раком пищевода

В кн.: «Возможности сов-ременной онкологии в диаг-ностике и лечении злокаче-ственных заболеваний». Под ред. В.В. Брюзгина. НМИЦ РАМН, РГМУ МЗ РФ, Москва, 2003, с. 77-85

Стилиди И.С.

Туркин И.Н.

Сулейманов Е.А.

Бохян В.Ю.

Рак желудка

Энциклопедия клинической онкологии: Руководство для практических врачей. РЛС, стр. 223 — 237

Тер-Ованесов М.Д.

Полоцкий Б.Е.

Туркин И.Н.

Хирургическое лечение солитарных и единичных метастазов рака почки в легкие

В кн.: Клиническая онкоурология, «Вердана», М., 2003, с. 111 – 117

Матвеев В.Б.

Хирургическое лечение рака почки с опухолевым тромбозом почечной и нижней полой вен

В кн.: Клиническая онкоурология, «Вердана», М., 2003, с. 80 – 105.

Матвеев В.Б.

Хирургическое лечение местного рецидива рака почки после нефрэктомии

В кн.: Клиническая онкоурология, «Вердана», М.,2003, с. 151 – 157.

Матвеев В.Б.

Перспективы адоптивной иммунотерапии радикально оперированного рака желудка

В сб.: Возможности современной онкологии в диагностике и лечении злокачественных заболева-ний, «Триада». М., 2003, с. 92 – 96

Киселевский М.В. Титов К.С.

Тер-Ованесов М.Д.

Эволюция представлений о хирургии рака легкого от эпохи проф. Б.Е.Петерсона до наших дней.

В сб.: Возможности совре-менной онкологии в диаг-ностике и лечении злокачес-твенных заболеваний, «Триада». М., 2003, с.69-74

Полоцкий Б.Е. Волков С..М.

Организация онкологической помощи в России и распространенность злокачественных новообразований среди взрослых

В сборнике: «Социально-значимые болезни в Российской Федерации» (под. Ред. Л.А. Бокерия, И.Н. ступакова). М.: НЦССХ им. А.Н. Бакулева РАМН, 2006.-с. 170-194 (глава в монографии)

Аксель Е.М.

Место видеохирургии в диагностике объемных образований органов грудной клетки

В сб.: Возможности современной онкологии в диагностике и лечении злокачественных заболеваний, «Триада». М., 2003, с. 13 – 16.

Комов Д.В. Комаров И.Г.

«Интервенционная радиология в онкологии»

Санкт-Петербург, 2013, ISBN 978-5-93929-234-4

под ред. А.М.Гранова и М.И.Давыдова

Монографии

Библиография

  1. «Хирургическое и комбинированное лечение рака средней и нижней трети пищевода» (1983)
  2. «Хирургическое лечение рака пищевода после неэффективной лучевой терапии» (1985)
  3. «Методика обходного пищеводно-желудочного анастомоза при кардиоэзофагеальном раке» (1986)
  4. «Операция Льюиса в хирургическом и комбинированном лечении рака пищевода» (1986)
  5. «Одномоментные операции на пищеводе при раке средне- и нижнегрудного отделов с высоким внутриплевральным анастомозом» (1987)
  6. «Погружной антирефлюксный пищеводно-желудочный анастомоз при операциях по поводу рака проксимального отдела желудка и грудного отдела пищевода» (1987)
  7. «Профилактика несостоятельности швов внутригрудных пищеводно-желудочных анастомозов» (1988)
  8. «Современные аспекты лечения рака пищевода» (1989)
  9. «Операции Гэрлока при раке пищевода» (1990)
  10. «Современные аспекты хирургического лечения кардиоэзофагеального рака» (1992)
  11. «Опыт хирургического лечения немелкоклеточного рака легкого» (1991)
  12. «Surgical Aspects in the Treatment of Esophageal Cancer» (1992)
  13. «Gastric Esophagoplasty for Esophageal Carcmoma» (1992)
  14. «Современные аспекты хирургического лечения кардиоэзофагеального рака» (1992)
  15. «Хирургическое и комбинированное лечение местнораспространенного кардиоэзофагеального рака» (1992)
  16. «Новый способ трахеального анастомоза в детской онкологии. Первый опыт» (1993)
  17. «Опыт тотальной и субтотальной пластики трахеи при раке трахеи и пищевода (демонстрация больного)» (1993)
  18. «Рак легкого» (1994)
  19. «Новые аспекты комбинированного лечения немелкоклеточного рака легкого: механизм, реализация, эффект» (1994)
  20. «Биохимические показатели в комплексной диагностике рака легкого» (1994)
  21. «Шунтирующие операции как альтернатива свищевым операциям при распространенном кардиоэзофагеальном раке» (1995)
  22. «Лимфодиссекция у больных раком проксимального отдела желудка» (1995)
  23. «Значимость показателей ДНК-плоидности опухолевых клеток в прогнозировании течения рака легкого» (1995)
  24. «Хирургическое пособие при раке пищевода с формированием свищей» (1997)
  25. «Хирургическое лечение нерезектабельного кардиоэзофагеального рака» (1997)
  26. «Трансстернальный доступ при операциях по поводу рака легкого» (1997)
  27. «Успехи и неудачи „молекулярной хирургии“ рака легкого» (1997)

Давыдов Дмитрий Викторович

Доктор Дмитрий Викторович Давыдов является широко известным реконструктивно-пластическим микрохирургом, активно занимается научными исследованиями, ведет педагогическую деятельность. Он является доктором, сертифицированным Российским Обществом Пластических Реконструктивных и Эстетических хирургов (РОПРЭХ) по пластической хирургии, является заведующим кафедрой реконструктивно-пластической хирургии с курсом офтальмологии ФНМО Медицинского института РУДН, где осуществляется подготовка и усовершенствование пластических и реконструктивных хирургов.
Профессор Давыдов известен своим обширным и многолетним хирургическим опытом, приверженностью к безопасности, тщательным планированием и моделированием используемых имплантатов для получения после выполненных хирургических операций исключительных эстетических результатов.
Его многолетний опыт в пластической и реконструктивной микрохирургии начался в качестве микрохирурга-окулопластика, заведующего операционным блоком и старшего научного сотрудника Межотраслевого научно-технического комплекса «Микрохирургия глаза», затем Давыдов Д.В. продолжил работу Заведующим в созданным им отделе Реконструктивно-пластической хирургии, онкологии и глазного протезирования. Расширяя свои хирургические возможности доктор Давыдов прошел переподготовку по челюстно-лицевой (ЦНИИС и ЧЛХ) и пластической хирургии (ЦПК АНО «Международная Медицинская Корпорация», Stanford University Medical Center (USA), использовал полученные знания в должности профессора кафедры пластической хирургии и онкологии ИПК ФМБА РФ и челюстно-лицевой хирургии МГМСУ им. А.И. Евдокимова.

Наряду с открытой им Кафедрой Реконструктивно-пластической хирургии с курсом офтальмологии ФНМО Медицинского института РУДН Дмитрий Давыдов активно занимается частной практикой в качестве пластического хирурга в клиниках Клинического Госпиталя на Яузе, ГК МЕДСИ (КБ 1), клинике эстетической медицины LEGE ARTIS.
Профессор Давыдов регулярно представляет свои устные доклады и лекции коллегам на различных международных и общероссийских съездах, конгрессах, конференциях и форумах. Он является членом Экспертного Совета ВАК РФ по хирургическим наукам, членом Диссертационных Советов: Д 208.072.17 — по пластической хирургии; Д 208.120.03 — по глазным болезням.
Профессор Давыдов Дмитрий Викторович призван в качестве врача-эксперта в делах пластических хирургов.
Доктор Давыдов активно участвует с другими коллегами в научных исследованиях и разработках, является руководителем Грантов РФФИ, автором более 30 Патентов РФ.
В настоящий момент Давыдов Д.В. является автором монографии, 5 учебно-методических пособий и 142 статей в журналах, рецензированных ВАК РФ.
Доктор Давыдов является руководителем научной группы по офтальмоонкологии Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Дмитрия Рогачева.

Постоянно расширяя свою базу знаний и используя междисциплинарный характер собственной хирургической специализации — одна из причин, по которым пациенты снова и снова обращаются к профессору Дмитрию Давыдову.

Рубрики: Вера

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *